Последние записи:

Под­пи­ши­тесь на обновления

Name
Email *

Скрижали переводчика

›››››

Пере­води не слова, а смысл.

›››››

Смысл не равен зна­че­нию.
Он не сво­дится к пря­мому и бук­валь­ному содер­жа­нию, а про­из­во­ден от всех праг­ма­ти­че­ских пара­мет­ров рече­вого акта и оби­тает в ого­ва­ри­ва­е­мой ситуации.

Не бывает истинных друзей | 1

Нет-нет! Не поду­майте, что это мрач­ная пре­муд­рость циника. Речь пой­дет о т.н. лож­ных дру­зьях пере­вод­чика (далее для крат­ко­сти ЛДП) и о здо­ро­вом недо­ве­рии к дву­языч­ным сло­ва­рям. К тол­ко­вым, впро­чем, тоже.

Про­дол­жить

Что в лоб, что пó лбу?

В моих ста­тьях и замет­ках часто идет речь о сино­ни­мах. Вер­нее, о том, что их не бывает. Что так назы­ва­е­мая сино­ни­мия воз­можна только на уровне част­ных зна­че­ний, при­чем замена одного сино­нима дру­гим неиз­бежно при­вно­сит в выска­зы­ва­ние праг­ма­ти­че­скую – т.е. смыс­ло­вую – погреш­ность, пусть и пре­не­бре­жимо малую. И это отно­сится не только к парам слов, кото­рые якобы зна­чат одно и то же, но и к парам кон­струк­ций. При­ме­ром мне в одном из послед­них постов на эту тему в фейс­буке послу­жила набив­шая всем оско­мину пара нажать кнопку vs. нажать на кнопку.

В самом деле, мно­гие форумы Рунета запол­нены бес­ко­неч­ными спо­рами об этих двух выра­же­ниях. Однако их участ­ники в боль­шин­стве слу­чаев исхо­дят из того, что они рав­но­значны, а спо­рят о том, какое из них пра­вильно. Хотя оба при­мерно рав­но­ча­стотны и оба «пра­вильны». Боль­шой тол­ко­вый сло­варь рус­ского языка содер­жит оба эти выра­же­ния и подает их как синонимичные.

Про­дол­жить

Отказать азюлянту?

… то есть слову азю­лянт в праве про­писки в рус­ском языке?

Наша инстинк­тив­ная реак­ция – Отка­зать! – объ­яс­ня­ется тем, что все мы (ну, если не все, то те кто постарше) вос­пи­таны на нор­ма­тив­ной грам­ма­тике. На «можно – нельзя». Поэтому нам сто­ило бы задаться вопро­сом, как это в усло­виях незыб­ле­мой нормы язык вообще спо­со­бен изме­няться: ведь вся­кое нов­ше­ство – это нару­ши­тель кон­вен­ции. А ведь он меня­ется, да еще как! В неко­то­рые эпохи – очень даже быстро. Быст­рее всего, конечно, изме­ня­ется лек­сика, но и грам­ма­тика тоже, и даже инто­на­ци­он­ный рису­нок рус­ской речи. Мы живем как раз в такую эпоху.

Про­дол­жить

Дополнение к дополнению, или Об «идее» слова

Посе­ти­тель моего блога веро­ятно заме­тил, что я часто упо­треб­ляю «сво­его рода тер­мин» идея слова. Это – чтобы укло­ниться от муд­ре­ного и не слиш­ком внят­ного поня­тия «кон­цепт». Что такое эта «идея»? Это то уни­каль­ное, что оправ­ды­вает самое суще­ство­ва­ние дан­ного слова в языке, то, что отли­чает его от дру­гих, «похо­жих» слов и ради чего оно, соб­ственно, и нужно гово­ря­щим. Про­дол­жить

Тако и на небеси …

Мой пост в фейс­буке Иисус с Попо­ка­те­петля, или Про­по­ведь не с той горы (1/11–2017) ока­зался тем сизи­фо­вым кам­нем, кото­рый я теперь на эту гору затал­ки­ваю, а он все ска­ты­ва­ется. То есть я отве­чаю на ком­мен­та­рии и воз­ра­же­ния, а в ответ появ­ля­ются все новые. Ну, а если серьезно, то ока­за­лось, что в при­мере из этого поста, воз­ник­шего по курьез­ному поводу, таи­лись отнюдь не три­ви­аль­ные пере­вод­че­ские про­блемы. Про­дол­жить

Вот качусь я в санках по горе крутой

К новым сло­вам, кото­рыми я попол­няю Samhällsordboken, при­ба­ви­лось слово rutschbana (см. Допол­не­ния к сло­варю). Вы, воз­можно, поду­ма­ете, с какой это стати, когда оно есть в общем сло­варе и не имеет отно­ше­ния к соци­аль­ной и т.п. тема­тике? Забе­гая впе­ред, отвечу:

Во-первых, в сло­варе Norstedts’а оно без­ого­во­рочно отож­деств­лено с rutschkana. В этом он сле­дует за швед­скими источ­ни­ками, но это неверно. Это НЕ сино­нимы (или, по крайне мере, не вполне сино­нимы). И это я поста­ра­юсь пока­зать ниже, в пол­ном соот­вет­ствии с моим, уже извест­ным вам, тези­сом: NO SYNONYMS! 1) – и с целью его иллю­стра­ции. Ибо раз­ли­че­ние т.н. сино­ни­мов – одна из цен­траль­ных про­блем пере­вода и лек­си­ко­гра­фии, обу­че­ния языку, и абсо­лютно цен­траль­ная в тео­рии языка.

Про­дол­жить

Над чем смеетесь?

Про игру слов я уже кое-что писал на фейс­буке в связи с про­бле­мой пере­вода, см. Шел дождь и два сту­дента. Воз­вра­ща­юсь вновь к этой теме: язы­ко­вые меха­низмы шутки, остроты меня все­гда инте­ре­со­вали и про­дол­жают озадачивать.

Нужно ли (и можно ли) объ­яс­нять юмор?

Спон­танно вся­кий отве­тит: – Нет, не нужно. Если шутку нужно объ­яс­нять, если анек­дот не дошел и при­хо­дится его рас­тол­ко­вы­вать, то они пере­стают быть смеш­ными. Тем не менее, делать это можно и нужно в двух слу­чаях. Про­дол­жить

В полях за Малым Забом …

В послед­нее время много гово­рят о том, что Сирия отво­е­вала у кур­дов их глав­ный город Кир­кук, а с ним и oljefälten, т.е. важ­ней­ший источ­ник дохода. Пере­водя ста­тью на эту тему, пере­вод­чику нужно выбрать под­хо­дя­щий экви­ва­лент. Слово вполне «про­зрач­ное», стало быть не про­блема? – Но какой эквивалент?

Во-первых, пере­вод­чик, не обла­да­ю­щий боль­шим опы­том, может под­даться иску­ше­нию и пере­ве­сти это слово бук­вально: ?неф­тя­ное поле. Это, строго говоря, неверно, так как в рус­ском языке такого тер­мина нет.

Про­дол­жить

Усатый нянь

Воз­вра­ща­юсь к теме, кото­рую начал в преды­ду­щей ста­тье в связи с ком­мен­та­ри­ями к моему посту в фейс­буке про cлово springpojkar, кото­рое в газете было отне­сено и к девоч­кам тоже. В одном из ком­мен­та­риев совер­шенно спра­вед­ливо ука­зы­ва­ется, что бывает и наобо­рот: в швед­ском языке есть слова «жен­ские по форме» (”ord med kvinnlig form”), при­ме­ни­мые также и к муж­чи­нам, име­ю­щим «жен­скую» про­фес­сию. Само собой разу­ме­ется, в каче­стве при­мера при­во­дится слово sjuksköterska.

Тут необ­хо­димо уточ­не­ние. В швед­ском языке НЕТ муж­ского и жен­ского рода, а есть общий. Sjuksköterska не слово жен­ского рода. Оно только по сво­ему лек­си­че­скому зна­че­нию ука­зы­вает на жен­ский пол: за это отве­чает суф­фикс -ska. И именно из-за отсут­ствия пря­мой связи между грам­ма­ти­че­ским родом и полом лица, обо­зна­ча­е­мого по роду его заня­тий, такое слово может ока­заться при­год­ным для обо­зна­че­ния муж­чины, если для этого сло­жи­лись соци­аль­ные предпосылки.

Про­дол­жить

В некотором роде …

Мой недав­ний пост в фейс­буке вызвал довольно ожив­лен­ную реак­цию. Мое вни­ма­ние при­влекла фраза в газете Sigtunabygden (18/10–2017) из ста­тьи о мест­ных тор­гов­цах нар­ко­ти­ками:  Ungdomar, både killar och tjejer, är spring­pojkar åt de äldre. На слух носи­теля рус­ского языка зву­чит она по мень­шей мере забавно, а то и вовсе как сти­ли­сти­че­ская без­гра­мот­ность. Не столько пред­видя, сколько пред­чув­ствуя воз­мож­ное недо­уме­ние со сто­роны швед­ско­языч­ных френ­дов, я опро­мет­чиво пообе­щал заняться вопро­сом о том, какие затруд­не­ния, свя­зан­ные с кате­го­рией рода, могут воз­ни­кать при пере­воде, и чем в этом отно­ше­нии свое­об­ра­зен швед­ский. Недо­уме­ния и в самом деле воз­никли, и теперь, хочешь не хочешь, этот пост тре­бует про­дол­же­ния. (Кстати, от него отпоч­ко­ва­лась и преды­ду­щая заметка на этом блоге, правда, совсем о другом).

Про­дол­жить