Aningslös:
cлово, которое «ничего не значит»

 

Это один из моих немно­гих и крайне тру­до­ем­ких опы­тов опи­са­ния кон­цеп­та и смыс­ло­во­го потен­ци­а­ла пре­ди­кат­но­го сло­ва так назы­ва­е­мой «интер­пре­та­ци­он­ной» семан­ти­ки, то есть сло́ва, кото­рое само по себе лише­но кон­крет­но­го зна­че­ния, но кото­рым гово­ря­щий ква­ли­фи­ци­ру­ет какое-либо извест­ное ему из кон­тек­ста ситу­а­ции дей­ствие, пове­де­ние или поло­же­ние дел. Его зна­че­ние воз­ни­ка­ет в выска­зы­ва­нии «по при­хо­ти» гово­ря­ще­го, разу­ме­ет­ся, если он не Шал­тай-Бол­тай и удер­жи­ва­ет­ся в рам­ках усло­вий умест­но­сти его упо­треб­ле­ния.

Про­дол­жить Aningslös:
cло­во, кото­рое «ниче­го не зна­чит»

О «старом»

Швед­ский фра­зео­ло­гизм att dra något gammalt över sig, букв. ’натя­нуть на себя что-нибудь ста­рое’ или, может быть, ‘накрыть­ся чем-нибудь ста­рым’, кото­ро­му посвя­ще­на обшир­ная сло­вар­ная ста­тья в «Допол­не­ни­ях» к мое­му сло­ва­рю SVENSK-RYSK SAMHÄLLSORDBOK (см. при сло­ве gammal), весь­ма инте­ре­сен с пере­вод­че­ской точ­ки зре­ния. Инте­ре­сен как раз тем, что «непе­ре­во­дим». В самом деле, его нель­зя «взять на при­ем» – ни на один из тех, что опи­са­ны в посо­би­ях по пере­во­ду 1).

Во-пер­вых, в рус­ском язы­ке у него нет иди­о­ма­ти­че­ско­го соот­вет­ствия на той же или близ­кой образ­ной осно­ве. Тако­го, напри­мер, как в парах att spela någon i händernaиграть кому‑л. на руку, att slå in öppna dörrarломить­ся в откры­тую дверь, som en blixt från klar himmelкак гром с ясно­го неба, hal som en ålскольз­кий как уж. Посо­бия реко­мен­ду­ют стре­мить­ся к исполь­зо­ва­нию имен­но тако­го соот­вет­ствия, если оно суще­ству­ет: при­ня­то счи­тать, что оно наи­бо­лее пол­но вос­про­из­во­дит ино­языч­ную иди­о­му, сохра­няя и пря­мое и пере­нос­ное зна­че­ния, и что чле­ны таких пар пере­во­дят друг дру­га прак­ти­че­ски во всех кон­текстах. Но это, даже при нали­чии тако­го экви­ва­лен­та в язы­ке пере­во­да, – en sanning med modifikation, исти­на с ого­вор­кой.

Про­дол­жить О «ста­ром»

За себя ответишь…

Этот пост – о швед­ской пого­вор­ке att stå sitt kast. Но не толь­ко. Это лишь один при­мер того, как дву­языч­ные сло­ва­ри, а впро­чем и тол­ко­вые, обед­ня­ют и иска­жа­ют наше пред­став­ле­ние о так назы­ва­е­мых «еди­ни­цах язы­ка», лек­си­че­ских и фра­зео­ло­ги­че­ских. Речь пой­дет об этих послед­них.

Фра­зео­ло­гиз­мы, в част­но­сти, пого­во­роч­ные выра­же­ния, в сло­ва­рях обыч­но снаб­жа­ют­ся одним-един­ствен­ным зна­че­ни­ем. Меж­ду тем фра­зео­ло­гизм тако­го рода, как рас­смат­ри­ва­е­мый здесь, пред­став­ля­ет собой образ­ную модель ситу­а­ции и может порож­дать раз­ные смыс­лы. Напри­мер, в зави­си­мо­сти от того, пода­ет­ся ли ситу­а­ция в пер­спек­ти­ве субъ­ек­та, гото­во­го сто­и­че­ски при­нять послед­ствия сво­их дей­ствий, или с точ­ки зре­ния того, кто его осуж­да­ет; нака­зал ли он сам себя (в смыс­ле ’навре­дил себе само­му’) или под­верг­ся нака­за­нию; како­го рода эти послед­ствия и т.д.

Про­дол­жить За себя отве­тишь…

Att ljuga för en billig peng

или, может быть, för en spottstyver

– Узнáет ли кто-нибудь в этом рус­скую пого­вор­ку Соврёт – недо­ро­го возь­мет?

– Вряд ли.

Одна­ко в этом, с поз­во­ле­ния ска­зать, пере­во­де пови­нен я сам. Как и поло­же­но ста­ро­му лек­си­ко­гра­фу, я регу­ляр­но запи­на­юсь на каком-нибудь сло­ве или выра­же­нии, вдруг осо­знав, что оно совсем не так про­зрач­но, как мне – и вам – все­гда каза­лось Так и с этой пого­вор­кой. Вро­де бы смысл ее оче­ви­ден: ’о запис­ном лгуне, о чело­ве­ке, кото­ро­му соврать – раз плю­нуть’ и т.п. Гово­рю «и т.п.», пото­му что рус­ский язык необы­чай­но богат на фра­зео­ло­гию вра­нья. Рус­ский чело­век что ни ска­жет, то соврет, врет как сивый мерин, как Мюнх­гау­зен, как газе­та, как Геб­бельс, врет наг­ло, бес­со­вест­но и без­за­стен­чи­во, на голу­бом гла­зу и как угод­но еще.

Но если вду­мать­ся, то немно­го стран­но. Недо­ро­го возь­мет за что? За вра­нье? Ста­ло быть, ложью мож­но тор­го­вать: пред­по­ла­га­ет­ся поку­па­тель лжи, гото­вый за нее запла­тить. В какой ситу­а­ции это мыс­ли­мо? Веро­ят­но, пер­во­на­чаль­ный смысл пого­вор­ки отно­сит­ся к лже­сви­де­тель­ству, к под­ку­пу сви­де­те­ля, гото­во­го солгать за пла­ту.

Про­дол­жить Att ljuga för en billig peng

Doing the right thing – 2

Rätt ska vara rätt и в том, что каса­ет­ся содер­жа­ния мое­го преды­ду­ще­го поста про этот фра­зео­ло­гизм. Во-пер­вых, пред­ло­жен­ный там вари­ант пере­во­да «Пра­ви­ла есть пра­ви­ла» – не самый удач­ный. Куда луч­ше и точ­нее Поря­док есть поря­док. Вино­ват, упу­стил. Во-вто­рых, тема не закры­та: а поче­му, соб­ствен­но, луч­ше? Дет­ский вопрос. Но если не ссы­лать­ся на инту­и­цию, то на него нуж­но отве­тить, если мы хотим доко­пать­ся до суще­ства этой швед­ской пого­вор­ки.

Про­дол­жить Doing the right thing – 2

Doing the right thing

Заняв­шись швед­ской фра­зео­ло­ги­ей (см. здесь), мне попа­лась на гла­за фра­за – в кото­рый раз уже, долж­но быть, в тысяч­ный раз – rätt ska vara rätt. Oops! Знаю, знаю, что напи­сал что-то вро­де “Подъ­ез­жая под Ижо­ры, меня про­мо­чил дождь” – с недо­пу­сти­мым по-рус­ски несо­гла­со­ва­ни­ем меж­ду субъ­ек­та­ми глав­но­го пред­ло­же­ния и дее­при­част­но­го обо­ро­та. Но это пото­му, что при­шел в заме­ша­тель­ство, воз­му­тясь мыс­лию о том, что вот, такое рас­хо­жее выра­же­ние, а поди ты, пере­ве­ди!

Про­дол­жить Doing the right thing

О свободе выбора

Это не упраж­не­ние в прак­ти­че­ской фило­со­фии, а один зауряд­ный при­мер, иллю­стри­ру­ю­щий веч­ное затруд­не­ние пере­вод­чи­ка: как решить­ся на выбор одно­го из несколь­ких вари­ан­тов пере­во­да, кажу­щих­ся рав­но­цен­ны­ми. Чем обос­но­вать? Инте­ре­сен же этот при­мер тем, что на повер­ку эта про­бле­ма воз­ни­ка­ет при пере­во­де даже самых эле­мен­тар­ных выска­зы­ва­ний, чей смысл неот­ли­чим от бук­валь­но­го.

Но это иллю­зия. В дей­стви­тель­но­сти смысл не сво­дит­ся к пред­мет­но­му содер­жа­нию, в прин­ци­пе – нико­гда, и пото­му про­фес­си­о­наль­ный пере­вод­чик учи­ня­ет допрос с при­стра­сти­ем вся­ко­му выска­зы­ва­нию, даже само­му про­сто­му, под­вер­гая его декон­струк­ции. Про­бле­ма, одна­ко, в том, что это может заве­сти его в бури­да­нов тупик. Со мной это регу­ляр­но слу­ча­ет­ся, осо­бен­но теперь, когда я готов­лю посо­бие для «кан­ди­да­тов в масте­ра» по поста­нов­ке пере­вод­че­ско­го мыш­ле­ния: чем боль­ше я раз­мыш­ляю о суще­стве пере­во­да, тем труд­нее мне ста­но­вит­ся пере­во­дить самые обыч­ные, самые про­стые фра­зы, от кото­рых не ожи­да­ешь ника­ко­го под­во­ха. Рефлек­сия заеда­ет.

Про­дол­жить О сво­бо­де выбо­ра

Прошу к столу!

Тре­тье­го дня Пар­тия Цен­тра объ­яви­ла о сво­ей под­держ­ке пра­ви­тель­ства Лёве­на – хотя ее лидер Анни Лёф кля­лась, что ско­рее «съест свою туф­лю» (äter upp sin sko), чем допу­стит, что­бы ее пар­тия ста­ла сател­ли­том (stödhjul) соци­ал-демо­кра­тов. А вче­ра в «Дагенс Нюхе­тер» появи­лась редак­ци­он­ная ста­тья, одоб­ря­ю­щая ее реше­ние в сло­жив­шей­ся поли­ти­че­ской ситу­а­ции. Газе­та, одна­ко, не исклю­ча­ет, что на днях или рань­ше г‑же Лёф при­дет­ся рас­хле­бы­вать эту изме­ну сво­е­му сло­ву. Эту мысль газе­та выра­жа­ет посред­ством калам­бу­ра: Det får kanske bli skomakarlåda till lunch för Lööf endera dagen.

Про­дол­жить Про­шу к сто­лу!

Больше слов, хороших и разных

http://lexmaker.eu/dopolneniya-k-slovaryu/

Еще при­горш­ня новых слов:

BEVISLÄGE; BLOCKKEDJA; DOMEDAGSLÄRA; FONDBOLAG; FIENTLIGT ÖVERTAGANDE vs. FÖRETAGSKAPNING; GIG-EKONOMI; KLIMATÅNGEST; NYHETSANKARE; NÄTNEUTRALITET; PERSONALTÄTHET; PROKRASTINERA; REAL STYRRÄNTA; SPEKTAKULÄR; STRÖMLINJEFORMAD; UPPSLUTNING; ÅTERHÄMTNING; ÖVERHETTNING

Из них толь­ко два-три есть и в общем сло­ва­ре (ранее Norstedts, ныне пере­куп­лен изда­тель­ством NE Nationalencyklopedin). Вклю­чаю их пото­му, что их пода­ча в нем, на мой взгляд, не вполне удо­вле­тво­ри­тель­на, во вся­ком слу­чае, с точ­ки зре­ния при­год­но­сти пред­ла­га­е­мых пере­во­дов во мно­гих кон­текстах. Ср., напри­мер, мое опи­са­ние сло­ва spektakulär со ста­тьей в Norstedts.  Что­бы к это­му сло­ву хотя бы при­бли­зить­ся мне пона­до­би­лось целое иссле­до­ва­ние, резуль­та­ты кото­ро­го еще нуж­но уточ­нять и из кото­ро­го здесь пред­ла­га­ет­ся толь­ко часть – доста­точ­ная, я наде­юсь, что­бы пока­зать суть пере­вод­че­ско­го под­хо­да к чужо­му сло­ву: от схва­ты­ва­ния идеи сло­ва, его кон­цеп­та – к допу­сти­мым ею част­ным смыс­ло­вым реа­ли­за­ци­ям во мно­же­стве «ого­ва­ри­ва­е­мых» ситу­а­ций. По суще­ству тако­го же под­хо­да заслу­жи­ва­ют и др. пре­ди­кат­ные сло­ва из новой пар­тии, такие, как strömlinjeformad и uppslutning, но в этих слу­ча­ях я огра­ни­чил­ся мини­маль­ным опи­са­ни­ем.

Ком­мен­ти­руй­те, согла­шай­тесь, ругай­те, пред­ла­гай­те свои реше­ния и под­хо­ды. Это помо­га­ет улуч­шать сло­варь и пой­дет на поль­зу всем, кто к нему обра­ща­ет­ся.

Проще некуда

Быва­ет нор­маль­ный чита­тель, а быва­ет чита­тель-пере­вод­чик. Пер­вый чита­ет себе, с позна­ва­тель­ной, ска­жем, целью или для удо­воль­ствия. Вто­рой спо­ты­ка­ет­ся, бедо­ла­га, непро­из­воль­но при­ки­ды­вая, как бы мож­но было пере­ве­сти тот или иной фраг­мент, сам по себе понят­ный, но вызы­ва­ю­щим обра­зом тре­во­жа­щий его пере­вод­че­скую совесть. Хотя пере­во­дить этот текст ему вовсе и не надо. Не ста­ну утвер­ждать, что от это­го может про­изой­ти дефор­ма­ция лич­но­сти, но готов при­знать, что это сво­е­го рода про­фес­си­о­наль­ное забо­ле­ва­ние.

В твор­че­ском поис­ке (худ. А. Сини­шин)

Об этом как о при­зна­ке про­фес­си­о­на­лиз­ма – и не без при­вку­са цехо­вой исклю­чи­тель­но­сти – неред­ко упо­ми­на­ют мэт­ры пере­во­да. Это, так ска­зать, почет­ная болезнь, а ее этио­ло­гия – это муки твор­че­ства.

Trams! * Тако­го рода ссыл­ки на твор­че­ский харак­тер пере­вод­че­ской дея­тель­но­сти ров­ным сче­том ниче­го не объ­яс­ня­ют, ни к чему не обя­зы­ва­ют и не вызы­ва­ют ниче­го, кро­ме раз­дра­же­ния. И не будь у это­го «забо­ле­ва­ния» иных при­чин, то и воз­вра­щать­ся к этой теме, уже затра­ги­вав­шей­ся мною рань­ше, не име­ло бы ни малей­ше­го смыс­ла. Одна­ко объ­яс­не­ние есть, и оно пря­мо и непо­сред­ствен­но отра­жа­ет сущ­ность пере­вод­че­ско­го ремес­ла.

Про­дол­жить Про­ще неку­да