Не бывает истинных друзей | 1

Нет-нет! Не поду­май­те, что это мрач­ная пре­муд­рость цини­ка. Речь пой­дет о т.н. лож­ных дру­зьях пере­вод­чи­ка (далее для крат­ко­сти ЛДП) и о здо­ро­вом недо­ве­рии к дву­языч­ным сло­ва­рям. К тол­ко­вым, впро­чем, тоже.

Про­дол­жить Не быва­ет истин­ных дру­зей | 1

Вот качусь я в санках по горе крутой

К новым сло­вам, кото­ры­ми я попол­няю Samhällsordboken, при­ба­ви­лось сло­во rutschbana (см. Допол­не­ния к сло­ва­рю). Вы, воз­мож­но, поду­ма­е­те, с какой это ста­ти, когда оно есть в общем сло­ва­ре и не име­ет отно­ше­ния к соци­аль­ной и т.п. тема­ти­ке? Забе­гая впе­ред, отве­чу:

Во-пер­вых, в сло­ва­ре Norstedts’а оно без­ого­во­роч­но отож­деств­ле­но с rutschkana. В этом он сле­ду­ет за швед­ски­ми источ­ни­ка­ми, но это невер­но. Это НЕ сино­ни­мы (или, по крайне мере, не вполне сино­ни­мы). И это я поста­ра­юсь пока­зать ниже, в пол­ном соот­вет­ствии с моим, уже извест­ным вам, тези­сом: NO SYNONYMS! 1) – и с целью его иллю­стра­ции. Ибо раз­ли­че­ние т.н. сино­ни­мов – одна из цен­траль­ных про­блем пере­во­да и лек­си­ко­гра­фии, обу­че­ния язы­ку, и абсо­лют­но цен­траль­ная в тео­рии язы­ка.

Про­дол­жить Вот качусь я в сан­ках по горе кру­той