Тако и на небеси …

Мой пост в фейс­бу­ке Иисус с Попо­ка­те­пет­ля, или Про­по­ведь не с той горы (1/11–2017) ока­зал­ся тем сизи­фо­вым кам­нем, кото­рый я теперь на эту гору затал­ки­ваю, а он все ска­ты­ва­ет­ся. То есть я отве­чаю на ком­мен­та­рии и воз­ра­же­ния, а в ответ появ­ля­ют­ся все новые. Ну, а если серьез­но, то ока­за­лось, что в при­ме­ре из это­го поста, воз­ник­ше­го по курьез­но­му пово­ду, таи­лись отнюдь не три­ви­аль­ные пере­вод­че­ские про­бле­мы. Про­дол­жить Тако и на небе­си …

Над чем смеетесь?

Про игру слов я уже кое-что писал на фейс­бу­ке в свя­зи с про­бле­мой пере­во­да, см. Шел дождь и два сту­ден­та. Воз­вра­ща­юсь вновь к этой теме: язы­ко­вые меха­низ­мы шут­ки, остро­ты меня все­гда инте­ре­со­ва­ли и про­дол­жа­ют оза­да­чи­вать.

Нуж­но ли (и мож­но ли) объ­яс­нять юмор?

Спон­тан­но вся­кий отве­тит: – Нет, не нуж­но. Если шут­ку нуж­но объ­яс­нять, если анек­дот не дошел и при­хо­дит­ся его рас­тол­ко­вы­вать, то они пере­ста­ют быть смеш­ны­ми. Тем не менее, делать это мож­но и нуж­но в двух слу­ча­ях. Про­дол­жить Над чем сме­е­тесь?

В полях за Малым Забом …

В послед­нее вре­мя мно­го гово­рят о том, что Сирия отво­е­ва­ла у кур­дов их глав­ный город Кир­кук, а с ним и oljefälten, т.е. важ­ней­ший источ­ник дохо­да. Пере­во­дя ста­тью на эту тему, пере­вод­чи­ку нуж­но выбрать под­хо­дя­щий экви­ва­лент. Сло­во вполне «про­зрач­ное», ста­ло быть не про­бле­ма? – Но какой экви­ва­лент?

Во-пер­вых, пере­вод­чик, не обла­да­ю­щий боль­шим опы­том, может под­дать­ся иску­ше­нию и пере­ве­сти это сло­во бук­валь­но: ?неф­тя­ное поле. Это, стро­го гово­ря, невер­но, так как в рус­ском язы­ке тако­го тер­ми­на нет.

Про­дол­жить В полях за Малым Забом …

Усатый нянь

Воз­вра­ща­юсь к теме, кото­рую начал в преды­ду­щей ста­тье в свя­зи с ком­мен­та­ри­я­ми к мое­му посту в фейс­бу­ке про cло­во springpojkar, кото­рое в газе­те было отне­се­но и к девоч­кам тоже. В одном из ком­мен­та­ри­ев совер­шен­но спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет­ся, что быва­ет и наобо­рот: в швед­ском язы­ке есть сло­ва «жен­ские по фор­ме» (”ord med kvinnlig form”), при­ме­ни­мые так­же и к муж­чи­нам, име­ю­щим «жен­скую» про­фес­сию. Само собой разу­ме­ет­ся, в каче­стве при­ме­ра при­во­дит­ся сло­во sjuksköterska.

Тут необ­хо­ди­мо уточ­не­ние. В швед­ском язы­ке НЕТ муж­ско­го и жен­ско­го рода, а есть общий. Sjuksköterska не сло­во жен­ско­го рода. Оно толь­ко по сво­е­му лек­си­че­ско­му зна­че­нию ука­зы­ва­ет на жен­ский пол: за это отве­ча­ет суф­фикс -ska. И имен­но из-за отсут­ствия пря­мой свя­зи меж­ду грам­ма­ти­че­ским родом и полом лица, обо­зна­ча­е­мо­го по роду его заня­тий, такое сло­во может ока­зать­ся при­год­ным для обо­зна­че­ния муж­чи­ны, если для это­го сло­жи­лись соци­аль­ные пред­по­сыл­ки.

Про­дол­жить Уса­тый нянь