Дополнение к дополнению, или Об «идее» слова

Посе­ти­тель мое­го бло­га веро­ят­но заме­тил, что я часто упо­треб­ляю «сво­е­го рода тер­мин» идея сло­ва. Это – что­бы укло­нить­ся от муд­ре­но­го и не слиш­ком внят­но­го поня­тия «кон­цепт». Что такое эта «идея»? Это то уни­каль­ное, что оправ­ды­ва­ет самое суще­ство­ва­ние дан­но­го сло­ва в язы­ке, то, что отли­ча­ет его от дру­гих, «похо­жих» слов и ради чего оно, соб­ствен­но, и нуж­но гово­ря­щим. Это НЕ зна­че­ние! Зна­че­ния, в кото­рых упо­треб­ля­ют­ся раз­ные сло­ва, могут и сов­па­дать. Нет, идея сло­ва – это при­су­щая толь­ко ему позна­ва­тель­ная уста­нов­ка, спе­ци­фи­че­ский под­ход к осмыс­ле­нию како­го-то фраг­мен­та дей­стви­тель­но­сти. В «рам­ках» это­го под­хо­да гово­ря­щий может выде­лять в опи­сы­ва­е­мой ситу­а­ции раз­ные сто­ро­ны, упо­треб­ляя сло­во в том или ином смыс­ле (при­мер ниже). Но эти смыс­лы, эти «зна­че­ния» вовсе не при­над­ле­жат сло­ву – они порож­да­ют­ся гово­ря­щим, хотя бы они и при­пи­сы­ва­лись сло­ву в силу кон­вен­ции.

С этой точ­ки зре­ния, как это не безум­но зву­чит, СЛОВО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЙ. Оно лишь схе­ма, неред­ко образ­ная, нала­га­е­мая нами на ситу­а­цию, без чего вооб­ще невоз­мож­но наше осмыс­лен­ное отно­ше­ние к дей­стви­тель­но­сти. Мож­но ска­зать, что сло­во предо­став­ля­ет игро­вую пло­щад­ку, но мячом вла­де­ет гово­ря­щий: это он, экс­плу­а­ти­руя идею сло­ва для выра­же­ния сво­их смыс­лов, разыг­ры­ва­ет все­воз­мож­ные зна­че­ния и «оттен­ки» зна­че­ний в непре­кра­ща­ю­щем­ся диа­ло­ге с собе­сед­ни­ком – со сво­им окру­же­ни­ем, с самим собой, с гос­по­дом богом или даже с мно­го­ува­жа­е­мым шка­фом.

Разу­ме­ет­ся, я не отри­цаю того оче­вид­но­го – слиш­ком оче­вид­но­го! – фак­та, что суще­ству­ет некий набор зна­че­ний, в кото­рых мы обыч­но упо­треб­ля­ем дан­ное сло­во. Тот инвен­тарь ока­ме­нев­ших смыс­лов, кото­рый мы нахо­дим в сло­ва­ре. Одна­ко то, что при­ня­то назы­вать зна­че­ни­ем сло­ва, одна­жды в исто­рии язы­ка было уси­ли­ем гово­ря­ще­го выра­зить свою смыс­ло­вую, пер­во­на­чаль­но уни­каль­ную, пози­цию – твор­че­ским рече­вым актом. Лишь в силу бес­чис­лен­ных повто­ре­ний и при­я­тия язы­ко­вым кол­лек­ти­вом ново­рож­ден­ное зна­че­ние ста­но­вит­ся обще­при­ня­тым, отчуж­да­ет­ся от сво­е­го «авто­ра» и при­пи­сы­ва­ет­ся сло­ву, а затем и берет­ся на сло­вар­ной учет как объ­ек­тив­ная исти­на о нем. Сло­во при­об­ре­та­ет мисти­че­ский оре­ол, пре­вра­ща­ет­ся в объ­ек­тив­ную дан­ность, сво­е­го рода ман­ну с небес. А о язы­ке начи­на­ют гово­рить: «язык не тер­пит…», «язык счи­та­ет суще­ствен­ным …» Ничто не может быть даль­ше от исти­ны, чем этот язы­че­ский взгляд на при­ро­ду язы­ка. (Про­сти­те за непред­на­ме­рен­ный калам­бур).

Про­фес­си­о­наль­ный пере­вод­чик – и, разу­ме­ет­ся, лек­си­ко­граф, – дол­жен быть посто­ян­но настро­ен на схва­ты­ва­ние идеи сло­ва. Пер­вый обыч­но инту­и­тив­но, вто­рой – тоже инту­тив­но, но и опи­ра­ясь на ана­лиз фак­ти­че­ских упо­треб­ле­ний. Толь­ко при таком схва­ты­ва­нии, то есть когда чужое сло­во про­чув­ство­ва­но как свое, все его сло­вар­ные зна­че­ния, – часто дале­ко отсто­я­щие друг от дру­га и прак­ти­че­ски несвяз­ные, а ино­гда даже про­ти­во­по­лож­ные,– при­об­ре­та­ют един­ство. А пере­вод­чик пони­ма­ет, на что спо­соб­но это сло­во в речи, и может уве­рен­но най­ти под­хо­дя­щий к слу­чаю и допу­сти­мый его иде­ей «экви­ва­лент» даже и тогда, когда ниче­го при­год­но­го в сло­ва­ре нет.

При­ве­ду для нагляд­но­сти один при­мер. Швед­ский гла­гол hyra может озна­чать как ’сда­вать вна­ем’, так и ’брать вна­ем’:

(а) Vi har lediga rum att hyra ’Сда­ем ком­на­ты’.

(b) Vi brukar hyra en sommarstuga för semester ’Мы обыч­но сни­ма­ем дачу на лето’.

Как воз­мож­но такое про­ти­во­ре­чие? Как может сло­во быть анто­ни­мом само­му себе? Ведь это логи­че­ский нон­сенс!

Не может. И ника­ко­го про­ти­во­ре­чия здесь нет: сло­во оста­ет­ся самим собой даже в таких «экс­тре­маль­ных» про­яв­ле­ни­ях. Меня­ет­ся то, каким спо­со­бом гово­ря­щий экс­плу­а­ти­ру­ет его идею (кон­цепт). Сам по себе кон­цепт HYRA ров­ным сче­том ниче­го не «зна­чит»: он не явля­ет­ся утвер­жде­ни­ем о мире. Что же он такое? Он пред­став­ля­ет собой модель неко­то­ро­го типа ситу­а­ций, закреп­лен­ную в общем опы­те язы­ко­во­го кол­лек­ти­ва. В нашем при­ме­ре он заклю­ча­ет модель тран­зак­ции (сдел­ки) с дву­мя контр­аген­та­ми (участ­ни­ка­ми) и объ­ек­том сдел­ки, обла­да­ю­щим цен­но­стью, а так­же идею о пра­ве поль­зо­ва­ния этим объ­ек­том, кото­рое может быть пере­да­но за пла­ту на опре­де­лен­ный срок. Как видим, позна­ва­тель­ная схе­ма с доволь­но слож­ной кон­фи­гу­ра­ци­ей ком­по­нен­тов. Важ­но отме­тить, что она не при­пи­сы­ва­ет тран­зак­ции HYRA ника­ко­го направ­ле­ния. Кон­крет­ное же зна­че­ние гла­го­ла hyra, «выте­ка­ю­щее» из его кон­цеп­та, зави­сит от выбо­ра гово­ря­щим одной из воз­мож­ных пер­спек­тив: взгля­да на ситу­а­цию с точ­ки зре­ния арен­до­да­те­ля (’сда­вать’), арен­да­то­ра (’сни­мать’) или, может быть, юри­ста (’быть сто­ро­ной в дого­во­ре арен­ды’). Этот выбор про­из­во­дит­ся гово­ря­щим в акте речи, и толь­ко в нем сло­во hyra при­об­ре­та­ет зна­че­ние.

Ну, а теперь о допол­не­нии к допол­не­нию. Речь опять пой­дет о гла­го­ле drabbas, ста­тью кото­ро­го я уже один раз уточ­нял и допол­нял здесь на бло­ге, в раз­де­ле «Допол­не­ния к сло­ва­рю». Я хочу взгля­нуть на него с точ­ки зре­ния уни­каль­но­сти его кон­цеп­та. Для затрав­ки, вот выдерж­ки из одной газет­ной ста­тьи (DN 6/10- 2017):

Teknisk stopp för Green Cargo – 300 svenska företag drabbas. Det påverkar svensk industri.
… alla våra kunder kommer att påverkas direkt.
Felet har drabbat flera viktiga svenska kunder.
SJ drabbades under dagen av samma tekniska problem.
Flera banker har berörts

(Для справ­ки: речь идет об отка­зе ИТ-систе­мы госу­дар­стве­ной логи­сти­че­ской ком­па­нии Green Cargo, зани­ма­ю­щей­ся ж/д гру­зо­пе­ре­воз­ка­ми).

Хотя в моем новом сло­ва­ре (и в «Допол­не­ни­ях») сло­ва drabba и drabbas пред­став­ле­ны подроб­но и в них пред­ла­га­ют­ся «удо­бо­под­ста­ви­мые» вари­ан­ты пере­во­да, сто­ит все же отме­тить одну инте­рес­ную деталь. Все гла­го­лы в при­ве­ден­ных фраг­мен­тах, как пас­сив­ные по фор­ме (на -s), так и актив­ные, обо­зна­ча­ют в них под­вер­жен­ность отри­ца­тель­но­му, небла­го­при­ят­но­му воз­дей­ствию каких-либо сил или фак­то­ров.

Про­блем с пони­ма­ни­ем швед­ско­го тек­ста здесь не воз­ни­ка­ет, и одна­ко же швед­ско­му drabbas не соот­вет­ству­ет ни один рус­ский воз­врат­ный гла­гол. Нет у нас тако­го само­сто­я­тель­но­го, одно­слов­но­го гла­голь­но­го выра­же­ния идеи ’под­верг­нуть­ся отри­ца­тель­но­му воз­дей­ствию’. Есть гла­гол пора­зить­ся, име­ю­щий совсем дру­гое зна­че­ние. А гла­гол под­верг­нуть­ся не обя­за­тель­но несет в себе отри­ца­тель­ный заряд. Он пред­по­ла­га­ет нечто пре­тер­пе­ва­е­мое, воз­дей­ствие неко­то­рой силы, но отнюдь не все­гда нега­тив­ное. Напри­мер, под­верг­нуть­ся меди­цин­ско­му обсле­до­ва­нию быва­ет необ­хо­ди­мо, но вряд ли это пло­хо. Это­му гла­го­лу для пол­но­ты смыс­ла, т.е. что­бы он не пови­сал в воз­ду­хе, необ­хо­ди­мо допол­не­ние. Нель­зя ска­зать про­сто: Петя под­верг­ся. Обя­за­тель­но долж­но быть ука­за­но, чему имен­но. То же с гла­го­ла­ми потер­петь и пре­тер­петь. Гла­гол затра­ги­вать в кон­тек­сте может быть упо­треб­лен без допол­не­ния: Мно­гие бан­ки ока­за­лись затро­ну­ты – но толь­ко как часть состав­но­го ска­зу­е­мо­го. Ска­зать Мно­гие бан­ки затро­ну­лись мы не можем.

Один лишь гла­гол постра­дать, хотя он и не име­ет пас­сив­ной фор­мы, мож­но без наси­лия над син­так­си­сом под­ста­вить на место drabbas – про­сто пото­му, что зало­жен­ная в нем идея ’пре­тер­петь отри­ца­тель­ное воз­дей­ствие’ очень близ­ка к идее швед­ско­го гла­го­ла. Тем не менее пол­но­го тож­де­ства нет и здесь. Вряд ли удач­но … постра­да­ли 300 швед­ских пред­при­я­тий. Они понес­ли ущерб, их рабо­та была нару­ше­на и т.п., но гла­гол постра­дать более уме­стен при­ме­ни­тель­но к людям, а его отне­се­ние к объ­ек­там, орга­ни­за­ци­ям и т.п. хотя и воз­мож­но, но его сфе­ра явно огра­ни­че­на: оно пред­по­ла­га­ет не про­сто отри­ца­тель­ное, но раз­ру­ши­тель­ное воз­дей­ствие (мно­гие дома постра­да­ли от навод­не­ния и т.п.).

Как видим, пове­де­ние сло­ва в выска­зы­ва­нии, его син­так­сис и соче­та­е­мость, зави­сят от его кон­цеп­та. А у него может и не быть – и обыч­но не быва­ет – точ­но­го соот­вет­ствия в язы­ке пере­во­да. В нашем слу­чае, в рус­ском. Вот поче­му нуж­но избе­гать вуль­гар­но­го бук­ва­лиз­ма и пере­во­дить не сло­ва, а смысл. Во мно­гих слу­ча­ях это тре­бу­ет упо­треб­ле­ния ино­го лек­си­че­ско­го напол­не­ния и ино­го постро­е­ния фра­зы, неже­ли в ори­ги­на­ле. Конеч­но, если уда­ет­ся сохра­нить лек­си­че­ский состав ори­ги­на­ла без наси­лия над язы­ком пере­во­да, то такой бук­ва­лизм мож­но толь­ко при­вет­ство­вать – это заслу­жен­ное перо на шля­пу пере­вод­чи­ку.

5 thoughts on “Дополнение к дополнению, или Об «идее» слова”

  1. Спа­си­бо за очень инте­рес­ный блог.

    Что каса­ет­ся двой­но­го — и вро­де совсем нело­гич­но­го- зна­че­ния сло­ва ”hyra” на швед­ском язы­ке (с одной сто­ро­ны ”сда­вать в арен­ду” с дру­гой сто­ро­ны ”сни­мать”) чаще все­го (мне кажет­ся) добав­ля­ет­ся ”ut” что­бы пока­зы­вать что что-то сда­ёт­ся (а не сни­ма­ет­ся). При­мер: ”När vi reser utomlands på vintern brukar vi hyra ut vår lägenhet i Stockholm” Но: ”Varje vinter tillbringar vi i Spanien och hyr då en lägenhet”

    1. Не могу не согла­сить­ся. “Hyra” в зна­че­нии ‘сда­вать вна­ем’ в самом деле обыч­но упо­треб­ля­ет­ся с адвер­би­аль­ной части­цей “ut”. Хотя быва­ет и без. Сто­и­ло, навер­ное, подыс­кать более убе­ди­тель­ный при­мер (такие есть). Но теперь уже позд­но­ва­то! Думаю все же, что для демон­стра­ции прин­ци­па годит­ся и этот.

       

      1. hus att hyra = дом, кото­рый мож­но взять в наем

        paket att hämta = посыл­ка, кото­рую мож­но забрать

        1. Вер­но, конеч­но. См. преды­ду­щие ком­мен­та­рии.
          Нуж­но толь­ко отме­тить, что hyra и hämta ведут себя по-раз­но­му. Hämta ни при какой пого­де нель­зя упо­тре­бить в зна­че­нии ‘lämna’, тогда как гла­гол hyra может быть упо­треб­лен и в зна­че­нии ‘сда­вать’ даже и без части­цы ut. Разу­ме­ет­ся, если это моти­ви­ро­ва­но кон­тек­стом. Во вся­ком слу­чае, такие кон­тек­сты мне встре­ча­лись не раз и не два. Это явле­ние “по нау­ке” назы­ва­ет­ся энан­тио­се­ми­ей, и оно широ­ко рас­про­стра­не­но. Кста­ти, рус­ский гла­гол арен­до­вать тоже “дву­на­прав­лен­ный”.

  2. Я могу оши­бать­ся, и м.б. гла­гол hyra без ut и в самом деле не упо­треб­ля­ет­ся в зна­че­нии ‘сда­вать в арен­ду’. Тако­го тон­ко­го чув­ства швед­ско­го язы­ка, как у того, кто с ним родил­ся, у меня, конеч­но, нет и быть не может. И все же мне кажет­ся, что я не совсем неправ. Поис­кал на ско­рую руку в кор­пу­се швед­ско­го язы­ка KORP (språkbanken). Там встре­ча­ют­ся, напри­мер, такие пред­ло­же­ния: Huset kommer aldrig att hyras åt turister men nog användas för affärsmöten. — т.е. без части­цы ut, но в кон­тек­сте, ясно ука­зы­ва­ю­щем (åt), что речь идет об ‘uthyrning’ (сда­че). Любо­пыт­но, что попа­да­ют­ся при­ме­ры, в кото­рых воз­мож­но дво­я­кое пони­ма­ние одно­вре­мен­но: Vi ska ha utställningar , restaurang , biograf och utrymmen som kan hyras för olika former av kreativ verksamhet , eller av företag för sammankomster. Но даже с адвер­би­аль­ной части­цей гла­гол hyra энан­тио­се­ми­чен. Хотя бы в силу того, что он “под­дер­жи­ва­ет” про­ти­во­по­став­ле­ние hyra uthyra in.

Leave a Reply to admin Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *