И швец, и жнец, и на дуде игрец?

В допол­не­ния к мое­му сло­ва­рю SV-RY Samhällsordbok, кото­рые я вре­мя от вре­ме­ни раз­ме­щаю на этом бло­ге, я вклю­чил на этот раз ряд cлов, пере­вод кото­рых актив­но обсуж­дал­ся на фейс­бу­ке – в част­но­сти, из юри­ди­че­ско­го оби­хо­да и нало­го­вой сфе­ры: lik­gilt­ig­hets­upp­såt, med­hör­nings­rum, brotts­re­kvis­ita, mot­värns­rån, lika­be­handl­ings­plan, kost­nads­ränta. В тех слу­ча­ях, когда я пол­но­стью согла­сен с кем-либо на фору­ме, я при­со­еди­ня­юсь к их пред­ло­же­ни­ям, в дру­гих – при­во­жу свои вари­ан­ты.

Чтó меня, одна­ко, оза­да­чи­ва­ет, так это неиз­мен­ное спол­за­ние участ­ни­ков обсуж­де­ний в тех­ни­че­скую про­пасть. Ведут­ся спо­ры о том, како­во содер­жа­ние того или ино­го спе­ци­аль­но­го поня­тия – со ссыл­ка­ми на тек­сты зако­нов, инструк­ции нало­го­вой служ­бы и т.п. Как если бы они, участ­ни­ки, были в первую оче­редь про­фес­си­о­наль­ны­ми юри­ста­ми или эко­но­ми­ста­ми, а пере­вод­чи­ка­ми – во вто­рую. Источ­ни­ки, на кото­рые они ссы­ла­ют­ся, сего­дня доступ­ны каж­до­му. Отыс­кать их – все­го лишь дело тех­ни­ки. Но пере­вод­че­ская поста­нов­ка вопро­са – отыс­кать спо­соб как мож­но более точ­но­го в смыс­ло­вом и сти­ли­сти­че­ском отно­ше­ни­ях вос­про­из­ве­де­ния швед­ско­го выра­же­ния по-рус­ски, созна­вая, что швед­ские и рос­сий­ские систе­мы юри­ди­че­ских и эко­но­ми­че­ских поня­тий дале­ко не тож­де­ствен­ны, что меж­ду ними нет одно-одно­знач­но­го отно­ше­ния и что отсут­ствие тер­ми­но­ло­ги­че­ски точ­но­го соот­вет­ствия в рус­ском язы­ке вполне обыч­ное явле­ние – такая поста­нов­ка вопро­са отхо­дит на вто­рой план, а то и вовсе под­ме­ня­ет­ся чем-то, что часто выгля­дит как кава­ле­рий­ский наскок на чужую тер­ри­то­рию. Не слу­чай­но резуль­та­том таких дис­кус­сий часто быва­ет боль­шой мас­сив тол­ко­ва­ний, а удо­бо­под­ста­ви­мый вари­ант пере­во­да оста­ет­ся ненай­ден­ным.

Не пой­ми­те меня пре­врат­но. Я вовсе не при­зы­ваю к неве­же­ству и не утвер­ждаю, что пере­вод­чи­ку не нуж­но ори­ен­ти­ро­вать­ся в соот­вет­ству­ю­щей пред­мет­ной обла­сти. Но я доби­ва­юсь прин­ци­пи­аль­ной поста­нов­ки вопро­са: дол­жен ли пере­вод­чик быть спе­ци­а­ли­стом по граж­дан­ско­му пра­ву, эко­но­ми­ке пред­при­я­тий, нало­го­во­му зако­но­да­тель­ству, орга­ни­за­ции меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния, педа­го­ги­ке, ком­му­наль­но­му хозяй­ству, гене­ти­ке, энер­ге­ти­ке, кос­ме­ти­ке, кибер­не­ти­ке и бог зна­ет чему еще – и при­том все это сра­зу, посколь­ку пути заказ­чи­ка неис­по­ве­ди­мы, а пере­би­рать не при­хо­дит­ся? Если дол­жен, то это по опре­де­ле­нию невоз­мож­но: таким все­зна­ни­ем не обла­да­ет даже самый иску­шен­ный и мно­го­опыт­ный пере­вод­чик. Если не дол­жен, то как он, не будучи спе­ци­а­ли­стом, может обес­пе­чить гра­мот­ный пере­вод? Где гра­ни­ца меж­ду «быть спе­ци­а­ли­стом» и «ори­ен­ти­ро­вать­ся в пред­ме­те»?

В эту ересь – нераз­ли­че­ние соб­ствен­но пере­вод­че­ской про­бле­ма­ти­ки и труд­но­стей, свя­зан­ных с незна­ни­ем пред­ме­та, т.е. таких, в кото­рых ниче­го спе­ци­фи­че­ски пере­вод­че­ско­го нет, – впа­да­ют и мно­гие пере­во­до­ве­ды. Напри­мер, В. Сдоб­ни­ков, один из вид­ных авто­ров жур­на­ла пере­вод­чи­ков «Мосты» и один из соав­то­ров тол­сто­го вузов­ско­го учеб­ни­ка по тео­рии пере­во­да, хотя и под­чер­ки­ва­ет, что смыс­ло­вой, так ска­зать, образ пере­во­ди­мо­го тек­ста, вклю­ча­ю­щий и всю праг­ма­ти­ку (кто гово­рит? кому? с какой целью? и т.д.) – это не то же самое, что его пред­мет­ное содер­жа­ние, тем не менее посто­ян­но соскаль­зы­ва­ет с одно­го на дру­гое без вся­ко­го пере­хо­да *. Что не меша­ет ему и жур­на­лу испо­ве­до­вать т.н. «ком­му­ни­ка­тив­но-функ­ци­о­наль­ный под­ход к пере­во­ду» (в отли­чие от линг­ви­сти­че­ско­го – В. Комис­са­ров и др.). Пони­ма­ние пере­вод­чи­ком тек­ста неиз­мен­но реду­ци­ру­ет­ся к зна­нию пред­ме­та: как устро­ен дви­га­тель внут­рен­не­го сго­ра­ния, как зале­га­ет неф­тя­ной пласт и т.п. Опять же воз­ни­ка­ет постав­лен­ный мною выше вопрос: како­ва спе­ци­фи­ка пере­вод­че­ско­го пони­ма­ния тек­ста в отли­чие от пони­ма­ния пред­ме­та спе­ци­а­ли­стом?

Я толь­ко в одном-един­ствен­ном месте нашел некое подо­бие поста­нов­ки это­го вопро­са и намек на под­ход к его реше­нию – в «клас­си­че­ской» рабо­те Пите­ра Нью­мар­ка ”A Textbook on Translation”, с. 22–23, кото­рая, кста­ти, про­све­чи­ва­ет у В. Сдоб­ни­ко­ва вплоть до почти бук­валь­но­го вос­про­из­ве­де­ния содер­жа­ще­го­ся там поло­же­ния, но на кото­рую он поче­му-то не ссы­ла­ет­ся:

For each sentence, when it is not clear, when there is an ambiguity, when the writing is abstract or figurative, you have to ask yourself: What is actually happening here? and why? For what reason, on what grounds, for what purpose? Can you see it in your mind? Can you visualise it? If you cannot, you have to ‘supplement’ the linguistic level, the text level with the referential level, the factual level with the necessary additional information (no more) from this level of reality, the facts of the matter.

Вот этот отры­вок в моем пере­во­де:

«Любое пред­ло­же­ние, если оно поче­му-либо не вполне понят­но, неод­но­знач­но, если автор скло­нен к абстрак­ци­ям или мета­фо­ри­ке, долж­но вызы­вать у вас вопро­сы: «– О чем здесь речь? в чем тут дело? поче­му? – Чем это моти­ви­ро­ва­но? на каком осно­ва­нии? с какой целью?». Види­те ли вы ситу­а­цию умствен­ным взо­ром? Може­те ли пред­ста­вить ее визу­аль­но? Если нет, то вам сле­ду­ет к линг­ви­сти­че­ско­му уров­ню, уров­ню тек­ста, «при­со­во­ку­пить» рефе­рен­ци­аль­ный или пред­мет­ный уро­вень, вклю­ча­ю­щий необ­хо­ди­мую допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию (но не более того) [под­черк­ну­то мной – Е.Р.], кото­рая отно­сит­ся к это­му аспек­ту дей­стви­тель­но­сти, к ”фак­там в деле”»

К сожа­ле­нию, самое глав­ное здесь ска­за­но лишь вскользь и в скоб­ках: озна­комь­ся с пред­ме­том ров­но настоль­ко, насколь­ко это необ­хо­ди­мо для пони­ма­ния тек­ста на функ­ци­о­наль­ном уровне.

На этом пре­рвусь: затро­ну­тая здесь (поверх­ност­но) про­бле­ма­ти­ка подроб­но рас­смат­ри­ва­ет­ся в под­го­тав­ли­ва­е­мой мною новой кни­ге по тех­ни­ке пере­во­да швед­ско­го неху­до­же­ствен­но­го тек­ста. Ее глав­ная цель – поста­нов­ка про­фес­си­о­наль­но­го пере­вод­че­ско­го мыш­ле­ния.

А что дума­е­те об этом вы, чита­те­ли моих заме­ток?

_______________________________

*  См. его ста­тью «Прин­ци­пы обу­че­ния пере­во­ду», ж. «Мосты» № 1(45) 2015. Есть тж. на сай­те его веду­щих авто­ров www.thinkaloud.ru в раз­де­ле «Пуб­ли­ци­сти­ка».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *