Не бывает истинных друзей | 2

Мои филип­пи­ки про­тив гипер­тро­фии поня­тия «лож­ные дру­зья пере­вод­чи­ка» и сомне­ния в пра­ве сло­ва­рей тако­го рода на суще­ство­ва­ние, содер­жав­ши­е­ся в пер­вой ста­тье этой серии, каса­лись пре­иму­ще­ствен­но тех­ни­че­ской сто­ро­ны дела, хотя и было упо­мя­ну­то вскользь, что это поня­тие отвле­ка­ет от глав­но­го. Повто­рю здесь в поряд­ке рефре­на: отвле­ка­ет от осо­зна­ния того, что мы прак­ти­че­ски нико­гда не можем поста­вить знак равен­ства меж­ду сло­ва­ми в левой и пра­вой частях сло­ва­ря, неза­ви­си­мо от того, «похо­жи» они друг на дру­га или нет. В осно­ве поня­тия ЛДП лежит фун­да­мен­таль­ное заблуж­де­ние: убеж­ден­ность в том, что сло­ва име­ют зна­че­ния. И что эти зна­че­ния у раз­ных слов могут сов­па­дать или не сов­па­дать.

В дей­стви­тель­но­сти же зна­че­ния при­над­ле­жат не сло­ву, а гово­ря­ще­му, кото­рый идею (кон­цепт) это­го сло­ва экс­плу­а­ти­ру­ет для сво­их нужд. Разу­ме­ет­ся, в пре­де­лах, допу­сти­мых этой иде­ей, ее смыс­ло­вым потен­ци­а­лом. Это­му посвя­ще­на моя преды­ду­щая ста­тья здесь, на бло­ге: Допол­не­ние к допол­не­нию, или Об «идее» сло­ва, озна­ком­ле­ние с кото­рой весь­ма жела­тель­но, преж­де чем вы про­дол­жи­те чте­ние. В ней более подроб­но изло­же­ны поло­же­ния, на кото­рых осно­ва­на и эта ста­тья, и дру­гие мои тек­сты.

Но вер­нем­ся к экс­плу­а­та­ции идеи сло­ва гово­ря­щим, то есть к порож­де­нию им зна­че­ний. Зна­че­ния при этом могут воз­ни­кать, во-пер­вых, мно­го­чис­лен­ные, так как фраг­мент т.н. объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти, схва­ты­ва­е­мый этой иде­ей, все­гда «игра­ет» мно­ги­ми гра­ня­ми, а, во-вто­рых, дале­ко отсто­я­щие друг от дру­га. Лож­ные дру­зья в этом смыс­ле не исклю­че­ние. Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что сло­ва-когна­ты, вос­хо­дя­щие к обще­му источ­ни­ку, разо­шлись в сво­их упо­треб­ле­ни­ях в раз­ных язы­ках и куль­ту­рах, хотя бы лежав­шая в их осно­ве идея оста­ва­лась по-преж­не­му узна­ва­е­мой – что, соб­ствен­но, явля­ет­ся ско­рее нор­мой, чем исклю­че­ни­ем 1). Поня­тие ЛДП затем­ня­ет это обсто­я­тель­ство. ЛДП зача­стую мож­но упо­тре­бить не в одном каком-то зна­че­нии, а в раз­ных. Но даже в тех зна­че­ни­ях, в кото­рых они не сов­па­да­ют с «похо­жи­ми» сло­ва­ми дру­го­го язы­ка, они сохра­ня­ют «идей­ное един­ство».

Возь­мем хотя бы сло­во trafik. Оно ока­зы­ва­ет­ся лож­ным дру­гом толь­ко в зна­че­нии ’дви­же­ние транс­пор­та’, более кон­крет­но – ’дорож­ное дви­же­ние’ или, мето­ни­ми­че­ски, ’транс­порт’. Рус­ское тра­фик в этом зна­че­нии неупо­тре­би­тель­но 2). Но у швед­ско­го сло­ва есть еще и дру­гие упо­треб­ле­ния, име­ю­щи­е­ся так­же и у рус­ско­го. Бли­жай­шее к назван­но­му «основ­но­му» зна­че­нию швед­ско­го сло­ва зна­че­ние ’интен­сив­ность транс­порт­но­го пото­ка’ и, при­ме­ни­тель­но к инфор­ма­ци­он­ной тех­ни­ке, ’поток, объ­ем пере­да­ва­е­мой инфор­ма­ции’, при­су­ще и рус­ско­му сло­ву. Смысл ’неза­кон­ное пере­ме­ще­ние това­ров, людей через гра­ни­цу ради нажи­вы’ тоже может выра­жать­ся обо­и­ми сло­ва­ми, напри­мер, den olagliga trafiken med narkotika неза­кон­ный тра­фик нар­ко­ти­ков 3).

Нетруд­но понять, что все упо­мя­ну­тые зна­че­ния (и, навер­ня­ка, воз­мож­ные дру­гие) – и швед­ско­го, и рус­ско­го сло­ва – порож­да­ют­ся экс­плу­а­та­ци­ей обще­го им кон­цеп­та при­ме­ни­тель­но к раз­ным осмыс­ле­ни­ям ситу­а­ций, свя­зан­ных с иде­ей мас­со­во­го («пото­ко­во­го») пере­ме­ще­ния каких-либо одно­род­ных еди­ниц.

Таким обра­зом, поня­тие ЛДП, упо­треб­лен­ное в соб­ствен­ном смыс­ле, неоправ­дан­но сужа­ет и упро­ща­ет до при­ми­ти­ва про­бле­му межъ­язы­ко­вых соот­вет­ствий. Мало того. ЛДП, наря­ду с соб­ствен­но меж­ду­на­род­ной лек­си­кой, вхо­дят в чис­ло пар, чле­ны кото­рых как раз наи­бо­лее близ­ки меж­ду собой кон­цеп­ту­аль­но. С тем отли­чи­ем, что у ЛДП обна­ру­жи­ва­ют­ся «несов­ме­сти­мые» упо­треб­ле­ния. Но это чисто семан­ти­че­ское рас­хож­де­ние, тогда как оба разо­шед­ших­ся зна­че­ния моти­ви­ро­ва­ны общим кон­цеп­том. Нуж­но, что­бы пере­вод­чик не меха­ни­че­ски запо­ми­нал, что вот такое-то рус­ское сло­во, похо­жее на швед­ское, име­ет дру­гое зна­че­ние, а что­бы он научил­ся «зреть в корень» и пони­мать, как общий таким сло­вам кон­цепт может порож­дать раз­ные зна­че­ния, и наобо­рот, как отлич­ные друг от дру­га кон­цеп­ты (т.н. сино­ни­мы) могут ней­тра­ли­зо­вать­ся в неко­то­рых ситу­а­ци­ях, порож­дая одно и то же зна­че­ние (ср., напри­мер, drabbas и постра­дать в ст. «Допол­не­ние к допол­не­нию», кото­рые спо­со­бы пере­во­дить друг дру­га в одних кон­текстах и неспо­соб­ны в дру­гих).

Про­дол­же­ние в сл. части (3).

← →

1) Это, конеч­но, три­ви­аль­но. Нетри­ви­аль­ным был бы вопрос, поче­му имен­но они разо­шлись и при­том имен­но так, как это име­ет место. Но на такой вопрос ни один сло­варь ЛДП отве­тить не может. Не исклю­че­но, что такая поста­нов­ка вопро­са вооб­ще неле­ги­тим­на с точ­ки зре­ния пози­тив­ной нау­ки.

2) Спра­вед­ли­во­сти ради надо отме­тить, что выра­же­ние «дорож­ный тра­фик» встре­ча­ет­ся все чаще, но не в бук­валь­ном смыс­ле ’все сред­ства транс­пор­та, нахо­дя­щи­е­ся на доро­ге в дан­ный момент вре­ме­ни’, а ско­рее в смыс­ле объ­е­ма, плот­но­сти транс­порт­но­го пото­ка или сово­куп­ной дина­ми­ки все­го того, что дви­жет­ся по доро­гам. Но вполне воз­мож­но, что у сло­ва тра­фик посте­пен­но разо­вьет­ся и уко­ре­нит­ся и бук­валь­ное зна­че­ние: идея сло­ва этой воз­мож­но­сти не исклю­ча­ет. В этом слу­чае оно перей­дет из лож­ных дру­зей в истин­ные. Любо­пыт­ные при­ме­ры таких пере­хо­дов см. в ста­тье [А. В. Савиц­кая. Интер­на­ци­о­на­лизм или “лож­ный друг”? О судь­бах неко­то­рых общих заим­ство­ва­ний в швед­ском и рус­ском язы­ках. // В сб. «Скан­ди­нав­ские чте­ния» 2012 года. С.-Петербург: Кунст­ка­ме­ра, 2010]; есть в сети.

3) Увы, необ­хо­ди­мо еще одно при­ме­ча­ние. К чести соста­ви­те­лей сло­ва­ря Norstedts там это зна­че­ние пред­став­ле­но, хотя и не выде­ле­но, а толь­ко иллю­стри­ро­ва­но этим при­ме­ром. Но этот при­мер отча­сти вво­дит в заблуж­де­ние. Сло­во trafik в этом зна­че­нии упо­треб­ля­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но не само­сто­я­тель­но, а в соста­ве слож­ных слов как их вто­рая часть: narkotrafik, sextrafik, människotrafik. Сло­во narkotrafik встре­ча­ет­ся в текстах интер­не­та десят­ки тысяч раз, тогда как соче­та­ния trafik med narkotika и trafik i narkotika еди­нич­ны. Всем при­ве­ден­ным слож­ным сло­вам есть соот­вет­ствия в рус­ском язы­ке со сло­вом тра­фик, в том чис­ле, тра­фик людей.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *