On the road to Damascus, или На пути к просветлению | 2

В про­дол­же­ние нача­то­го раз­го­во­ра о т.н. «пред­ло­гах места» пред­ла­гаю вам нагляд­ную схе­му для иллю­стра­ции рас­смот­рен­но­го преж­де «лока­тив­но­го» под­хо­да (см.) – того, что пыта­ет­ся моти­ви­ро­вать упо­треб­ле­ние англий­ских пред­ло­гов on и in при назва­ни­ях средств пере­дви­же­ния, исхо­дя из их про­стран­ствен­ных харак­те­ри­стик:


Сред­ства транс­пор­та закры­то­го типа, име­ю­щие замкну­тое внут­рен­нее про­стран­ство, огра­ни­чен­ное стен­ка­ми и кры­шей, пред­став­ля­ют­ся в этой моде­ли как плат­фор­мы, если их полез­ная несу­щая пло­щадь вели­ка, но как кон­тей­не­ры, если она мала. В пер­вом слу­чае соглас­но этой моде­ли упо­треб­ля­ет­ся пред­лог on, во вто­ром – in. На дру­гом полю­се – сред­ства пере­дви­же­ния откры­то­го типа, топо­ло­ги­че­ски при­рав­ни­ва­е­мые к «плат­фор­мам» (все­гда on), а меж­ду ними – все осталь­ные, име­ю­щие кры­шу-навес и/или бор­та, но не стен­ки.

Так выгля­дит общее пра­ви­ло. Оче­вид­но, что его объ­яс­ни­тель­ная сила огра­ни­че­на, о чем уже доволь­но подроб­но гово­ри­лось в пер­вой части ста­тьи. Я постро­ил эту схе­му, отра­жая самый обще­при­ня­тый под­ход, но так­же допол­нив обыч­ную клас­си­фи­ка­цию сред­ней частью («полу­за­кры­тые»). Но и этим не покры­ва­ют­ся все мыс­ли­мые слу­чаи. К какой кате­го­рии отне­сти, напри­мер, под­вод­ную лод­ку? Это плав­сред­ство закры­то­го типа, кото­рое может иметь очень боль­шие раз­ме­ре­ния, и тем не менее при суще­стви­тель­ном submarine упо­треб­ле­ние пред­ло­га in куда обыч­ней, чем on.

Сле­ду­ет одна­ко при­знать, что эта модель при­год­на для учеб­ных целей. Хотя это все­го лишь клас­си­фи­ка­ция, к тому же с пере­се­ка­ю­щи­ми­ся клас­са­ми, а вовсе не объ­яс­не­ние, пред­ла­га­е­мая схе­ма про­ста и нагляд­на, лег­ко запо­ми­на­ет­ся и в каче­стве обще­го пра­ви­ла «покры­ва­ет» типич­ные слу­чаи упо­треб­ле­ния пред­ло­гов, по край­ней мере, в отно­ше­нии боль­шин­ства закры­тых и откры­тых средств пере­дви­же­ния. Но нас здесь инте­ре­су­ет содер­жа­тель­ное объ­яс­не­ние, а не заучен­ное при­ме­не­ние пра­ви­ла. Отве­тить на вопрос, поче­му в назва­нии детек­ти­ва Кри­сти упо­треб­лен пред­лог on, а не in, нуж­но не про­сто сослав­шись на немо­ти­ви­ро­ван­ное пра­ви­ло, на то, что «так при­ня­то», а по суще­ству. То есть поче­му при назва­нии транс­порт­но­го сред­ства, отно­ся­ще­го­ся по типу к закры­тым и име­ю­ще­го боль­шую несу­щую пло­щадь, нужен имен­но пред­лог on. А так как при пере­во­де это­го назва­ния на рус­ский нуж­но, наобо­рот, упо­тре­бить пред­лог в, хотя опи­сы­ва­ет­ся в точ­но­сти та же ситу­а­ция и тот же объ­ект, то нуж­но объ­яс­нить и это. Отве­тить на эти вопро­сы тра­ди­ци­он­ный лока­тив­ный под­ход не спо­со­бен.

В ”под­тек­сте” этой схе­мы лежит, по-види­мо­му, пред­став­ле­ние о том, что если пло­щадь транс­порт­но­го сред­ства вели­ка, – обыч­но, если ее дли­на (к ширине это может и не отно­сить­ся) зна­чи­тель­но, «в разы», пре­вы­ша­ет высо­ту сало­на, – то оно боль­ше похо­же на плат­фор­му, чем то, у кото­ро­го эти раз­ме­ры соиз­ме­ри­мы. Т.е. «раз­вер­ну­тость» пер­во­го про­ти­во­по­став­ля­ет­ся «стес­нен­но­сти» вто­ро­го. Но это – в под­тек­сте. Реаль­но же такая моти­ви­ров­ка мне нигде не попа­да­лась, она при­над­ле­жит мне само­му и, вво­дя кон­цеп­ту­а­ли­за­цию в негео­мет­ри­че­ских тер­ми­нах, при­об­ре­та­ет антро­по­цен­три­че­ский и тем самым когни­тив­ный харак­тер. Но на мой взгляд это не самое убе­ди­тель­ное объ­яс­не­ние. Так, оно не попа­да­ет в цель при­ме­ни­тель­но к инди­ви­ду­аль­ным сред­ствам пере­ме­ще­ния откры­то­го типа: это ’опо­ры’, а не плат­фор­мы, и их пло­щадь мини­маль­на – топо­ло­ги­че­ски это точ­ки опо­ры1). Ниже я пред­ло­жу аль­тер­на­тив­ное объ­яс­не­ние.

К ска­зан­но­му в пер­вой части ста­тьи сто­ит, одна­ко, доба­вить, что уже в самом лока­тив­ном под­хо­де содер­жит­ся замет­ное внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие. Все транс­порт­ные сред­ства закры­то­го типа – и боль­шие, и малые – явля­ют­ся кон­тей­не­ра­ми по опре­де­ле­нию. Тем не менее «боль­шие» в этой моде­ли отно­сят­ся к плат­фор­мам, но где про­хо­дит гра­ни­ца меж­ду теми и дру­ги­ми, нель­зя ука­зать на осно­ва­нии одних толь­ко гео­мет­ри­че­ских харак­те­ри­стик. В силу это­го эта схе­ма навя­зы­ва­ет раз­ли­че­ние, кото­рое в язы­ко­вой прак­ти­ке то и дело нару­ша­ет­ся, и тогда мы стал­ки­ва­ем­ся с упо­треб­ле­ни­ем in, когда схе­ма пред­ска­зы­ва­ет on, и наобо­рот. Напри­мер, to arrive on a helicopter не менее воз­мож­но, чем to arrive in a helicopter. Что же каса­ет­ся «полу­за­кры­тых» средств пере­дви­же­ния, то здесь эта модель ока­зы­ва­ет­ся и вовсе непри­год­ной: кон­тей­не­ры они или плат­фор­мы в еще боль­шей сте­пе­ни опре­де­ля­ет­ся не их объ­ек­тив­ны­ми пара­мет­ра­ми, а гово­ря­щим.

Пред­лог in спо­со­бен рас­по­ла­гать свой пред­мет не толь­ко в кон­тей­не­рах, то есть во внут­рен­нем объ­е­ме, в замкну­том трех­мер­ном про­стран­стве объ­ек­та, но и в замкну­том про­стран­стве двух изме­ре­ний, напри­мер, kids playing in the meadow; a polygon inscribed in a circle; statue in the square. Ины­ми сло­ва­ми, кон­тей­нер – поня­тие ско­рее функ­ци­о­наль­ное (’заклю­чать в себе’, а зна­чит огра­ни­чи­вать, сдер­жи­вать, вовле­кать в ситу­а­цию и пр.), чем физи­че­ское. Про­стран­ствен­ная модель это­го не отра­жа­ет2).

Не пре­ми­нем отме­тить так­же, что если эта модель в типич­ных слу­ча­ях и спо­соб­на моти­ви­ро­вать упо­треб­ле­ние пред­ло­гов on и in при име­нах средств пере­дви­же­ния, то к так назы­ва­е­мым лока­тив­ным выра­же­ни­ям с «име­на­ми места» дру­гих типов она непри­ме­ни­ма. Вот выра­зи­тель­ный при­мер «в парал­лель» к назва­нию рома­на А. Кри­сти: один из самых извест­ных рас­ска­зов Эдга­ра По, отца детек­тив­но­го жан­ра, назы­ва­ет­ся The Murders in the Rue Morgue. Мне пред­став­ля­ет­ся, что ули­ца так же мало похо­жа на «кон­тей­нер», как пас­са­жир­ский поезд на «плат­фор­му». Во вся­ком слу­чае, что­бы «скон­стру­и­ро­вать» ситу­а­цию таким обра­зом, неиз­беж­но при­дет­ся отой­ти от гео­мет­ри­че­ской интер­пре­та­ции. При этом по-рус­ски мы ска­за­ли бы, конеч­но, на ули­це, а не в ули­це, то есть с точ­но­стью до наобо­рот – подоб­но тому, как в слу­чае с «Восточ­ным экс­прес­сом» мы упо­треб­ля­ем в там, где по-англий­ски on. Эти «несов­па­де­ния» про­стран­ствен­ная модель объ­яс­нить не в состо­я­нии, а ведь имен­но с это­го – с того, что упо­треб­ле­ние англий­ских пред­ло­гов в подоб­ных слу­ча­ях кажет­ся неесте­ствен­ным рус­ско­му язы­ко­во­му созна­нию, – и начал­ся весь сыр-бор!

Вер­нем­ся поэто­му к тому, на чем оста­но­ви­лись в про­шлый раз: к «сти­хий­но­му когни­ти­виз­му» участ­ни­ков дис­кус­сии. Созна­вая, что оппо­зи­ции «плат­фор­ма – кон­тей­нер» недо­ста­точ­но, что­бы убе­ди­тель­но объ­яс­нить упо­треб­ле­ние пред­ло­гов on и in, ком­мен­та­то­ры – в груп­пе “Пере­во­ды и пере­вод­чи­ки” и дру­гих подоб­ных – допол­ня­ют, пусть толь­ко инту­и­тив­но, про­стран­ствен­ные харак­те­ри­сти­ки ситу­а­ции праг­ма­ти­че­ски знá­чи­мы­ми, дол­жен­ству­ю­щи­ми иметь смысл. Так, ука­зы­ва­ют, что нуж­но отли­чать транс­порт­ные сред­ства, в кото­рых мож­но сто­ять и ходить, от тех, где мож­но толь­ко сидеть; обще­ствен­ный транс­порт от инди­ви­ду­аль­но­го; сред­ства транс­пор­та, управ­ля­е­мые или при­во­ди­мые в дви­же­ние самим еду­щим от опять-таки обще­ствен­ных, где еду­щий явля­ет­ся не води­те­лем, а пас­са­жи­ром; сред­ства транс­пор­та, на кото­рые нуж­но под­ни­мать­ся, от средств с непо­сред­ствен­ным вхо­дом; марш­рут­ных от не свя­зан­ных марш­ру­том …

Этот пере­чень, исхо­дя­щий из наших зна­ний о мире, мож­но было бы еще про­дол­жать, уве­ли­чи­вая чис­ло реле­вант­ных пара­мет­ров, вли­я­ю­щих на выбор пред­ло­га, до пол­но­го заме­ша­тель­ства. Одна­ко их реле­вант­ность для грам­ма­ти­ки не само­оче­вид­на. Да, это функ­ци­о­наль­но зна­чи­мые харак­те­ри­сти­ки, но про­стое ука­за­ние на них ниче­го не моти­ви­ру­ет, если не про­яс­не­но, как они свя­за­ны с базо­вой про­стран­ствен­ной моде­лью. Напри­мер, что обще­ствен­ный транс­порт пред­на­зна­чен для одно­вре­мен­ной пере­воз­ки мно­же­ства людей, а это тре­бу­ет доста­точ­но боль­шой полез­ной несу­щей пло­ща­ди и воз­мож­но­сти пере­ме­щать­ся по ней, в част­но­сти, что­бы пас­са­жир мог занять свое место. С этой точ­ки зре­ния инди­ви­ду­аль­ные сред­ства пере­дви­же­ния едва ли мож­но счи­тать «плат­фор­ма­ми»: по ним нель­зя пере­ме­щать­ся. Воз­мож­но, это при­ем­ле­мый кри­те­рий, дела­ю­щий содер­жа­тель­ны­ми поня­тия «боль­шой» и «малой» пло­ща­ди (см. схе­му). Для пере­ме­ще­ния по «плат­фор­ме» закры­то­го сред­ства обще­ствен­но­го транс­пор­та нуж­но так­же, что­бы салон был выше чело­ве­че­ско­го рода. Как видим, про­стран­ствен­ные харак­те­ри­сти­ки несут функ­ци­о­наль­ную нагруз­ку. Доба­вим к это­му, что обще­ствен­ный транс­порт едет не туда, куда поже­ла­ет пас­са­жир, а по уста­нов­лен­но­му марш­ру­ту (это нам вско­ре при­го­дит­ся).

Тем не менее, и таких функ­ци­о­наль­ных над­ба­вок к про­стран­ствен­ной схе­ме быва­ет недо­ста­точ­но для того, что­бы объ­яс­нить упо­треб­ле­ние пред­ло­га. Murder on the Orient Express отно­сит­ся к чис­лу таких упо­треб­ле­ний, как впро­чем и on a bus, on a plane или on a boat, уже хотя бы пото­му, что бук­валь­ное про­стран­ствен­ное про­чте­ние здесь вооб­ще абсурд­но. В слу­чае с поез­дом это осо­бен­но нагляд­но и озна­ча­ло бы ’на вер­ху поез­да’ (вспо­ми­на­ют­ся сце­ны из како­го-то филь­ма про Джейм­са Бон­да, где он уби­ва­ет вра­га на кры­ше поез­да, и мас­сы людей на кры­шах ази­ат­ских поез­дов, т.е. бук­валь­но ”on the train”). Нуж­но пока­зать, чтó имен­но дела­ет воз­мож­ным необъ­ект­ное упо­треб­ле­ние имен этих средств транс­пор­та в зна­че­нии ’плат­фор­ма’ – с кото­рой у них нет види­мо­го физи­че­ско­го сход­ства. К чести неко­то­рых участ­ни­ков дис­кус­сии, они смог­ли «вый­ти из ящи­ка», т.е. за пре­де­лы оппо­зи­ции ’плат­фор­ма – кон­тей­нер’, обра­тив вни­ма­ние на то, что соб­ствен­ное имя поез­да ”Orient Express” есть так­же ука­за­ние пути, марш­ру­та. Ниже я попы­та­юсь при­ве­сти это весь­ма суще­ствен­ное наблю­де­ние в связь с упо­треб­ле­ни­ем пред­ло­га on.

Из ска­зан­но­го выше долж­но быть вид­но, что кар­ти­на вза­и­мо­дей­ствия фак­то­ров, обу­слов­ли­ва­ю­щих упо­треб­ле­ние пред­ло­гов, настоль­ко слож­на и каприз­на, что все попыт­ки выра­бо­тать какие-либо уни­вер­саль­ные пра­ви­ла, осно­ван­ные на объ­ек­тив­ных свой­ствах участ­ни­ков ситу­а­ции – тра­ек­то­ра и ланд­мар­ка – неиз­беж­но кон­ча­ют­ся неуда­чей. Одна­ко в каж­дом кон­крет­ном слу­чае воз­мож­на прав­до­по­доб­ная моти­ви­ров­ка, исхо­дя­щая из кон­цеп­ту­а­ли­за­ции опи­сы­ва­е­мой ситу­а­ции гово­ря­щим – разу­ме­ет­ся, с уче­том всех реле­вант­ных праг­ма­ти­че­ских фак­то­ров. К это­му и перей­дем, с ого­вор­кой, что такая моти­ви­ров­ка может ока­зать­ся весь­ма слож­ной, и ее адап­та­ция для учеб­ных нужд пред­став­ля­ет собой отдель­ную зада­чу.

* * *

Итак, поче­му оче­вид­ные кон­тей­не­ры – такие, как авто­бус или авиа­лай­нер, – кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ют­ся как «плат­фор­мы»? И как в эту кате­го­рию попал поезд, кото­рый даже и кон­тей­не­ром не назо­вешь? По сво­ей топо­ло­гии это ско­рее ’лен­та’ – про­тя­жен­ный состав из ваго­нов и локо­мо­ти­ва.

Дело в том, что это поня­тие опре­де­ля­ет­ся не внеш­ним видом транс­порт­но­го сред­ства, не его гео­мет­ри­че­ски­ми про­пор­ци­я­ми в соб­ствен­ном смыс­ле, а с при­вяз­кой к наше­му осмыс­лен­но­му опы­ту вза­и­мо­дей­ствия с миром, так ска­зать, «при­ме­ни­тель­но к чело­ве­ку», т.е. антро­по­цен­три­че­ски. С ним, как уже упо­мя­ну­то, свя­за­но пред­став­ле­ние о «раз­вер­ну­то­сти» или, если угод­но, «вытя­ну­то­сти» – доста­точ­но боль­шой пло­щад­ке для раз­ме­ще­ния мно­же­ства людей и такой, по кото­рой пас­са­жир может прой­ти, не сги­ба­ясь. Такое сред­ство пере­воз­ки в нор­ме кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ет­ся не как физи­че­ский объ­ект-вме­сти­ли­ще, т.е. кон­тей­нер, внут­ри кото­ро­го что-либо име­ет место, а в состо­я­нии его функ­ци­о­наль­но­го исполь­зо­ва­ния по пря­мо­му назна­че­нию, т.е. имен­но как сред­ство транс­пор­та – обще­ствен­но­го или, по край­ней мере, пред­на­зна­чен­но­го для груп­по­вой пере­воз­ки. Отсю­да несу­щая поверх­ность, «плат­фор­ма».

Сле­ду­ет еще раз под­черк­нуть, что в общем слу­чае такое сред­ство транс­пор­та не кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ет­ся объ­ект­но3) (в отли­чие от инди­ви­ду­аль­ных средств пере­ме­ще­ния откры­то­го типа, при­ме­ни­тель­но к кото­рым соче­та­ние пред­ло­га on c соот­вет­ству­ю­щим име­нем, напри­мер, riding on a bicycle, име­ет как функ­ци­о­наль­ное, так и бук­валь­ное про­чте­ние). Мы едем не on a train в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва (это удел ази­ат­ской бед­но­ты), не on a bus, не on a plane, а рас­по­ла­га­ясь внут­ри них на отве­ден­ных для это­го местах на пло­ща­ди сало­на. Эти име­на – мето­ни­мы. Travelling on a train – это троп, хотя и настоль­ко стер­тый, что мы его не заме­ча­ем, синек­до­ха – целое вме­сто части, кото­рую мы и пред­став­ля­ем себе как «несу­щую плат­фор­му». Имен­но «необъ­ект­ность», непред­мет­ность пред­став­ле­ния акту­а­ли­зу­ет идею плат­фор­мы. Плат­фор­ма – это функ­ци­о­наль­ное поня­тие, име­ю­щее когни­тив­ные осно­ва­ния, а не сугу­бо физи­че­ское. Сто­ит толь­ко сме­стить кон­цеп­ту­а­ли­за­цию и пред­ста­вить «боль­шое» закры­тое сред­ство транс­пор­та как объ­ект, как оно тут же пре­вра­тит­ся в кон­тей­нер и потре­бу­ет пред­ло­га in, а такое выра­же­ние, как, напри­мер, all seats in a train, будет зна­чить вовсе не то, что все сиде­ния едут на поез­де, а что речь идет о сиде­ни­ях, уста­нов­лен­ных внут­ри ваго­нов.

Одна­ко моти­ви­ро­ван­ный ответ на вопрос, поче­му поезд – это «плат­фор­ма», име­ет и дру­гие, ничуть не менее важ­ные аспек­ты. Это сред­ство транс­пор­та, свя­зан­ное марш­ру­том. Гово­ря murder on a train, мы име­ем в виду убий­ство в поез­де, нахо­дя­щем­ся на марш­ру­те, on route. В назва­нии рома­на это обсто­я­тель­ство осо­бо под­черк­ну­то тем, что марш­рут задан самим назва­ни­ем поез­да, име­нем соб­ствен­ным The Orient Express. Это зна­ме­ни­тый поезд, марш­рут кото­ро­го, Стам­бул – Кале, обще­из­ве­стен. Пред­лог on спо­со­бен раз­ме­щать свой пред­мет на линии, а не толь­ко на несу­щей или опор­ной поверх­но­сти. Это еще один фак­тор его появ­ле­ния при име­нах марш­рут­ных средств кол­лек­тив­но­го транс­пор­та4). Пред­лог in, напро­тив, не соче­та­ет­ся с име­на­ми линей­ных объ­ек­тов: мож­но ска­зать on the road / way / route, но не in the road и т.д.

Но самый важ­ный, на мой взгляд, фак­тор я оста­вил напо­сле­док. Суще­ство кон­цеп­та ’ON’ не сво­дит­ся к семан­ти­че­ским при­зна­кам наруж­но­го кон­так­та и опо­ры, в кото­рых реа­ли­зу­ет­ся пред­став­ле­ние о про­стран­ствен­ном рас­по­ло­же­нии объ­ек­та А на поверх­но­сти объ­ек­та В. Это лишь част­ные слу­чаи. Идея ’опо­ры’ в боль­шин­стве упо­треб­ле­ний мета­фо­ри­зо­ва­на и реа­ли­зу­ет­ся не в одном лишь физи­че­ском смыс­ле, а весь­ма широ­ко – вплоть до очень высо­кой сту­пе­ни абстра­ги­ро­ва­ния, на кото­рой ее мож­но обо­зна­чить как такое отно­ше­ние «рас­по­ла­га­е­мой» и «опор­ной» (рефе­рент­ной) сущ­но­стей, – тра­ек­то­ра и ланд­мар­ка, – при кото­ром этот послед­ний обес­пе­чи­ва­ет суще­ство­ва­ние пер­во­го в дан­ном состо­я­нии, каче­стве и т.п. – в дан­ном моду­се: от чисто физи­че­ской фик­са­ции объ­ек­та в опре­де­лен­ном поло­же­нии (a book on the shelf) до спо­со­ба суще­ство­ва­ния в опре­де­лен­ном режи­ме (a doctor on call). Не имея здесь воз­мож­но­сти оста­но­вить­ся на этом подроб­ней, отсы­лаю инте­ре­су­ю­щих­ся к раз­де­лу, посвя­щен­но­му когни­тив­но­му ана­ли­зу рус­ско­го пред­ло­га на, в моей кни­ге «Как воз­мо­жен дву­языч­ный сло­варь» (с. 277 и сл.)5).

При­ме­ни­тель­но к наше­му при­ме­ру эта функ­ци­о­наль­ная связь при­да­ет ситу­а­ции ’убий­ство’ во фра­зе Murder on the Orient Express некую спе­ци­фи­че­скую реа­ли­за­цию. Это, конеч­но, не какой-то осо­бый тип убий­ства, нет, но оно при­об­ре­та­ет здесь сво­е­го рода жан­ро­вость, так как поезд, нахо­дя­щий­ся в пути, это не про­сто место, где оно про­изо­шло, а знá­чи­мое место, локус. Это отгра­ни­чен­ное про­стран­ство, сво­е­го рода сце­на или игро­вая пло­щад­ка, на кото­рой разыг­ры­ва­ет­ся собы­тие. То обсто­я­тель­ство, что это не обыч­ный поезд, а экс­клю­зив­ный, поезд-люкс, име­ю­щий соб­ствен­ное имя, не явля­ет­ся в этом смыс­ле реша­ю­щим фак­то­ром, но оно несо­мнен­но уси­ли­ва­ет ощу­ще­ние осо­бо­го моду­са это­го собы­тия. Повто­рю еще раз: за реа­ли­за­цию этой функ­ци­о­наль­ной свя­зи отве­ча­ет пред­лог on, в упо­треб­ле­нии кото­ро­го идея опо­ры может быть рас­пред­ме­че­на, вплоть до абстракт­но­го пред­став­ле­ния об усло­вии суще­ство­ва­ния чего-либо осо­бым спо­со­бом. Для боль­шей нагляд­но­сти мож­но срав­нить два выра­же­ния: murder IN the square и murder ON the square. Пер­вое гово­рит лишь о том, где имен­но про­изо­шло убий­ство, т.е. о месте собы­тия. Лока­ли­зу­ет его. Вто­рое при­да­ет ему, я бы ска­зал, пуб­лич­ность, так как пло­щадь в этом кон­тек­сте, как ком­пле­мент пред­ло­га on, – это не про­сто место, а откры­тое и обо­зри­мое внут­ри­го­род­ское про­стран­ство, обыч­но ожив­лен­ное и т.п., и отне­се­ние собы­тия к тако­му локу­су пред­став­ля­ет его в спе­ци­фи­че­ском моду­се.

Оста­ет­ся еще ряд вопро­сов, глав­ный из кото­рых – поче­му в ряде слу­ча­ев в рус­ском язы­ке упо­треб­ля­ет­ся пред­лог в, там где в англий­ском – on, и наобо­рот. Дол­жен при­знать­ся, что попыт­ки на него отве­тить могут дове­сти до депрес­сии. В той мере, в какой у меня все же есть кое-какие сооб­ра­же­ния на эту тему, я изло­жу их в отдель­ной ста­тье, так как эта и без того уже черес­чур тяже­ло­вес­на.

Преды­ду­щая ста­тья.

1)  Сре­ди средств пере­дви­же­ния откры­то­го типа есть, конеч­но, и пред­на­зна­чен­ные для груп­по­вой пере­воз­ки, напри­мер, пло­ты и паро­мы, т.е. плат­фор­мы..

2)  Заме­тим, что это может и рус­ский пред­лог в, но куда более изби­ра­тель­но: поли­гон, впи­сан­ный в окруж­ность VS. дети, игра­ю­щие на лужай­ке, ста­туя на пло­ща­ди. Но и наобо­рот: Она живет в нашем квар­та­ле – She lives on our block.

3)  Если толь­ко это не «спро­во­ци­ро­ва­но» силь­ным праг­ма­ти­че­ским кон­тек­стом, о чем гово­ри­лось в пер­вой части ста­тьи.

4)  Обыч­но гово­рят об обще­ствен­ном транс­пор­те, но точ­нее, пожа­луй, было бы гово­рить о «неин­ди­ви­ду­аль­ных», т.е. груп­по­вых или кол­лек­тив­ных, сред­ствах транс­пор­та, чем охва­ты­ва­ют­ся и такие, как sightseeing coach или boat, fixed-run taxi, public service bus on demand (шв. anropsstyrd linjebuss – вид авто­бус­но­го сер­ви­са в мало­на­се­лен­ных рай­о­нах, где регу­ляр­ное обслу­жи­ва­ние марш­ру­та эко­но­ми­че­ски неоправ­дан­но) и т.п. Важ­но, что речь идет о транс­порт­ных сред­ствах, пред­на­зна­чен­ных для пере­воз­ки мно­гих пас­са­жи­ров по уста­нов­лен­но­му марш­ру­ту.

5)  Кое-какие пояс­не­ния, хотя бы в снос­ке, все же не будут лиш­ни­ми. Упо­треб­ляя тер­мин ’опо­ра’ при­ме­ни­тель­но к опи­са­нию кон­цеп­та пред­ло­га НА, я лишь иду на пово­ду у тра­ди­ции. По суще­ству же он может вве­сти в заблуж­де­ние. Мож­но ли все­рьез утвер­ждать, что стол явля­ет­ся опо­рой кни­ги (кни­га на сто­ле), берег – опо­рой кам­ня (камень на бере­гу)? Опи­ра­ет­ся ли люст­ра на пото­лок? Муха на сте­ну? Думаю, что такой ана­лиз анти­ин­ту­и­ти­вен. ’Опо­ра’ лишь част­ный слу­чай реа­ли­за­ции кон­цеп­та, такая НА-кон­фи­гу­ра­ция, опор­ный объ­ект кото­рой, ланд­марк, спе­ци­аль­но изго­тов­лен либо спе­ци­аль­но исполь­зу­ет­ся для того, что­бы удер­жи­вать рас­по­ла­га­е­мый объ­ект, тра­ек­тор, в фик­си­ро­ван­ном поло­же­нии, так, что­бы оно не изме­ня­лось под дей­стви­ем силы тяже­сти. Ска­жем, бал­ка пере­кры­тия на колон­нах. Стол, одна­ко, пред­на­зна­чен не для того, что­бы пред­ме­ты не про­ва­ли­ва­лись, а что­бы их мож­но было рас­по­ло­жить для удоб­но­го поль­зо­ва­ния. Конеч­но, он и ’опо­ра’ тоже, в сугу­бо физи­че­ском смыс­ле, но это обсто­я­тель­ство никак не выде­ле­но, не нахо­дит­ся в фоку­се выска­зы­ва­ния – неса­ли­ент­но и не зна­чи­мо.
    Поэто­му речь долж­на идти не об ’опо­ре’, а об устой­чи­вом отно­ше­нии двух сущ­но­стей, таком, в кото­ром вто­рая (лан­да­марк, рефе­рент­ный объ­ект и т.п.) обу­слов­ли­ва­ет суще­ство­ва­ние или пре­бы­ва­ние пер­вой (тра­ек­то­ра, рас­по­ла­га­е­мо­го объ­ек­та и пр.) в опре­де­лен­ном поло­же­нии, состо­я­нии, каче­стве. Назо­вем его моду­сом и опре­де­лим как «(спе­ци­фи­че­ский) спо­соб суще­ство­ва­ния» тра­ек­то­ра, way of being. Ланд­марк это­го отно­ше­ния опре­де­ля­ет ста­тус тра­ек­то­ра: от три­ви­аль­но­го про­то­ти­пи­че­ско­го ука­за­ния на его опре­де­лен­ное место­на­хож­де­ние до ука­за­ния на то, что ланд­марк явля­ет­ся необ­хо­ди­мой пред­по­сыл­кой суще­ство­ва­ния тра­ек­то­ра в опре­де­лен­ном каче­стве (ср., напри­мер, рус­ское каша на моло­ке, что, одна­ко, недо­ступ­но для англий­ско­го on). Таким обра­зом, суще­ство кон­цеп­та ‘НА’ – это содер­жа­тель­ная фик­са­ция тра­ек­то­ра по отно­ше­нию к рефе­рент­ной сущ­но­сти, ланд­мар­ку. Отно­ше­ние опо­ры, каза­лось бы сугу­бо про­стран­ствен­ное и физи­че­ское, тоже содер­жа­тель­но: она все­гда «пред­на­ме­рен­на», все­гда орга­ни­зо­ва­на чело­ве­ком с целью «слу­жить опо­рой». Даже чисто лока­тив­ное НА-отно­ше­ние меж­ду дву­мя объ­ек­та­ми при­род­ных клас­сов, типа камень на бере­гу, напол­ня­ет­ся “чело­ве­че­ским содер­жа­ни­ем” в момент его вер­ба­ли­за­ции. Об этом подроб­но ска­за­но в пер­вой части.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *