Проще некуда

Быва­ет нор­маль­ный чита­тель, а быва­ет чита­тель-пере­вод­чик. Пер­вый чита­ет себе, с позна­ва­тель­ной, ска­жем, целью или для удо­воль­ствия. Вто­рой спо­ты­ка­ет­ся, бедо­ла­га, непро­из­воль­но при­ки­ды­вая, как бы мож­но было пере­ве­сти тот или иной фраг­мент, сам по себе понят­ный, но вызы­ва­ю­щим обра­зом тре­во­жа­щий его пере­вод­че­скую совесть. Хотя пере­во­дить этот текст ему вовсе и не надо. Не ста­ну утвер­ждать, что от это­го может про­изой­ти дефор­ма­ция лич­но­сти, но готов при­знать, что это сво­е­го рода про­фес­си­о­наль­ное забо­ле­ва­ние.

В твор­че­ском поис­ке (худ. А. Сини­шин)

Об этом как о при­зна­ке про­фес­си­о­на­лиз­ма – и не без при­вку­са цехо­вой исклю­чи­тель­но­сти – неред­ко упо­ми­на­ют мэт­ры пере­во­да. Это, так ска­зать, почет­ная болезнь, а ее этио­ло­гия – это муки твор­че­ства.

Trams! * Тако­го рода ссыл­ки на твор­че­ский харак­тер пере­вод­че­ской дея­тель­но­сти ров­ным сче­том ниче­го не объ­яс­ня­ют, ни к чему не обя­зы­ва­ют и не вызы­ва­ют ниче­го, кро­ме раз­дра­же­ния. И не будь у это­го «забо­ле­ва­ния» иных при­чин, то и воз­вра­щать­ся к этой теме, уже затра­ги­вав­шей­ся мною рань­ше, не име­ло бы ни малей­ше­го смыс­ла. Одна­ко объ­яс­не­ние есть, и оно пря­мо и непо­сред­ствен­но отра­жа­ет сущ­ность пере­вод­че­ско­го ремес­ла.

Един­ствен­ное отли­чие меж­ду рядо­вым чита­те­лем и чита­те­лем, кото­ро­го слу­чай и пред­рас­по­ло­жен­ность сде­ла­ли пере­вод­чи­ком, состо­ит имен­но в уста­нов­ке на пере­вод. У пер­во­го ее нет, у вто­ро­го она сидит в под­кор­ке – про­фес­сия накла­ды­ва­ет-таки свой отпе­ча­ток. Это три­ви­аль­но, но име­ет дале­ко иду­щие послед­ствия: про­фес­си­о­наль­ный пере­вод­чик посто­ян­но настро­ен на несов­па­де­ние кон­цеп­тов чужо­го сло­ва и сво­е­го. И имен­но это, т.е. по суще­ству непе­ре­во­ди­мость, застав­ля­ет его при чте­нии мыс­лен­но отме­чать «труд­ные места». Нет, не те труд­но­сти, кото­рые обу­слов­ле­ны незна­ни­ем како­го-либо сло­ва, какой-либо кон­струк­ции или незна­ком­ством с пред­ме­том. Это может вызвать затруд­не­ния и у рядо­во­го носи­те­ля язы­ка. В таких труд­но­стях нет ниче­го спе­ци­фи­че­ски пере­вод­че­ско­го. Речь о дру­гом. Речь о еди­ни­цах чужо­го язы­ка – будь то сло­во, фра­зео­ло­гизм или кон­струк­ция – кото­рые по сво­ей «идее», а зна­чит смыс­ло­во­му потен­ци­а­лу и пове­де­нию в речи (лек­си­че­ской и син­так­си­че­ской соче­та­е­мо­сти), не сов­па­да­ют с «соот­вет­ству­ю­щи­ми» еди­ни­ца­ми язы­ка пере­во­да. А несов­па­де­ние это тоталь­но.

Разу­ме­ет­ся, основ­ное лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ское «напол­не­ние» неху­до­же­ствен­но­го тек­ста, его кон­вен­ци­он­ный язы­ко­вой суб­страт, допус­ка­ет пере­вод по сло­ва­рю и грам­ма­ти­ке. В тем боль­шей мере, чем «тех­нич­ней» текст, то есть чем боль­ше его смысл сов­па­да­ет с пред­мет­но-логи­че­ским содер­жа­ни­ем. Но вся­кое праг­ма­ти­че­ское ослож­не­ние непре­мен­но акту­а­ли­зу­ет уни­каль­ную спе­ци­фи­ку чужо­го кон­цеп­та. И тут-то ока­зы­ва­ет­ся, что в язы­ке пере­во­да не лек­си­ка­ли­зо­ва­ны, не име­ют в нем лек­си­че­ских соот­вет­ствий не толь­ко кон­цеп­ты «экзо­ти­че­ских» слов и кон­струк­ций исход­но­го язы­ка **, а по сути дела весь его сло­варь и вся грам­ма­ти­ка. Вот такая обострен­ная чув­стви­тель­ность к кон­цеп­ту­аль­ным несов­па­де­ни­ям двух язы­ков, даже при пере­во­де ничем каза­лось бы не при­ме­ча­тель­ных выска­зы­ва­ний, и состав­ля­ет, по-види­мо­му, спе­ци­фи­ку пере­вод­че­ско­го мыш­ле­ния. Давай­те рас­смот­рим один такой «про­стень­кий» при­мер:

IKEA möblerar om – 650 tjänster försvinner

Под этим заго­лов­ком поме­ще­на замет­ка о круп­ных сокра­ще­ни­ях в кон­церне в свя­зи с пере­смот­ром стра­те­гии – рас­ши­ре­ни­ем став­ки на интер­нет-тор­гов­лю в свя­зи с умень­ше­ни­ем доли физи­че­ских мага­зи­нов. Надо пола­гать, что ни у чита­те­ля-носи­те­ля швед­ско­го язы­ка, ни у пере­вод­чи­ка ника­ких про­блем с пони­ма­ни­ем не воз­ник­нет. Игра слов здесь абсо­лют­но про­зрач­на: вся­кий зна­ет, что ИКЕА – это мебель­ный гигант, и пони­ма­ет, что фра­зо­вый гла­гол möblera om ‘≈ менять меб­ли­ров­ку’ в этом кон­тек­сте упо­треб­лен пере­нос­но в зна­че­нии ’реор­га­ни­зо­вы­вать’. Загля­нув в сло­варь, мы это и най­дем:

möblera om

a) flytta om möblerna делать пере­ста­нов­ку;

b) förse med andra möbler меб­ли­ро­вать зано­во;

с) bildl., regering o.d. про­во­дить реор­га­ни­за­цию

И почти то же самое при про­из­вод­ном суще­стви­тель­ном, с той, одна­ко, знá­чи­мой раз­ни­цей, что сло­во пере­ста­нов­ка повто­ре­но здесь так­же и в пере­нос­ном зна­че­нии, как бли­жай­ший мета­фо­ри­че­ский экви­ва­лент швед­ско­го

ommöblering

1. omflyttning av möbler пере­ста­нов­ка [мебе­ли];

2. inom regering o.d. пере­ста­нов­ка, реор­га­ни­за­ция

Вто­рая поло­ви­на заго­лов­ка похо­же и вовсе ничем не при­ме­ча­тель­на. Ника­ких син­так­си­че­ских наво­ро­тов в нем тоже нет: два мини­ма­лист­ских про­стых пред­ло­же­ния типа «под­ле­жа­щее + непе­ре­ход­ное ска­зу­е­мое». То есть такое, кото­рое, так ска­зать, само­до­ста­точ­но – не нуж­да­ет­ся в допол­не­ни­ях и в самом себе содер­жит ука­за­ние на то, чтó кон­крет­но дела­ет субъ­ект или чтó с ним про­ис­хо­дит. Про­ще неку­да.

Ста­ло быть, перевó­дим по сло­ва­рю и «близ­ко к тек­сту»?

ИКЕА про­во­дит реор­га­ни­за­цию – 650 долж­но­стей исчез­нет

Думаю, вы согла­си­тесь, что этот пере­вод нику­да не годит­ся, хотя пред­мет­ное зна­че­ние ори­ги­на­ла сохра­не­но. Насчет реор­га­ни­за­ции все пра­виль­но, но по срав­не­нию с ори­ги­на­лом плос­ко и пло­хо. Не луч­ше были бы и дру­гие вари­ан­ты, вос­про­из­во­дя­щие толь­ко бук­валь­ное зна­че­ние, напри­мер, В ИКЕА боль­шие пере­ме­ны, ИКЕА меня­ет стра­те­гию или еще что-то подоб­ное. Преж­де все­го пото­му, что при этом утра­чи­ва­ет­ся игра слов. Она постро­е­на на импли­цит­ном (неяв­ном) калам­бу­ре: назва­ние IKEA свя­за­но в созна­нии чита­те­ля с «меб­ли­ров­кой» в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва, тогда как в тек­сте гла­гол möblera om упо­треб­лен в дру­гом, пере­нос­ном зна­че­нии. Если реа­ли­зо­вать этот калам­бур «в лоб», полу­чит­ся при­мер­но ’möbeljätten möblerar om’. В швед­ском язы­ке это доволь­но стер­тая, неяр­кая мета­фо­ра, но игра слов все же ощу­ти­ма и ожив­ля­ет заго­ло­вок. Одна­ко «ожив­ля­ет» – это, увы, тоже мета­фо­ра (и тоже стер­тая 😉 ). Она лише­на объ­яс­ни­тель­ной силы, но она наво­дит на мысль, что про­во­дить реор­га­ни­за­цию и т.п. вме­сто möblera om – не слиш­ком удач­ная заме­на. Попро­бу­ем выяс­нить, чтó имен­но при этом теря­ет­ся.

Смысл игры слов здесь в том, что IKEA – огром­ный кон­церн, сим­вол швед­ской осно­ва­тель­но­сти и ста­биль­но­сти – ока­зы­ва­ет­ся вовсе не таким опло­том биз­не­са с чело­ве­че­ским лицом, каким он преж­де казал­ся. Вот такая декон­струк­ция. В таком заго­лов­ке про­сту­па­ет автор­ское нача­ло, кото­ро­го совер­шен­но нет в ней­траль­ном реор­га­ни­зо­вы­вать. Плюс лег­кая иро­ния. Послед­нее при­су­ще игре слов. Это пото­му, что гла­гол möblera om хотя и кажет­ся гла­го­лом кон­крет­но­го зна­че­ния, что я чуть выше отме­тил в син­так­си­че­ских тер­ми­нах, в дей­стви­тель­но­сти не выра­жа­ет ника­ко­го опре­де­лен­но­го дей­ствия. Его «идея» – изме­не­ние обста­нов­ки поме­ще­ния – может реа­ли­зо­вать­ся в раз­ных зна­че­ни­ях, в зави­си­мо­сти от того, как кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ет­ся опи­сы­ва­е­мая ситу­а­ция: толь­ко ли пере­ста­нов­ка пред­ме­тов мебе­ли или заме­на, пол­ное обнов­ле­ние или частич­ное, име­ет­ся ли в виду толь­ко мебель или и дру­гие пред­ме­ты обста­нов­ки. Поэто­му в швед­ско-рус­ском сло­ва­ре этот гла­гол пред­став­лен толь­ко част­ны­ми зна­че­ни­я­ми. В самом же общем виде его кон­цепт содер­жит пред­став­ле­ние об изме­ня­е­мой кон­фи­гу­ра­ции, пони­ма­е­мой как связ­ное целое, и о том, что это – более или менее ради­каль­ная пере­ме­на. Это созда­ет потен­ци­ал для мета­фо­ри­че­ских упо­треб­ле­ний.

Как бы ни изощ­рял­ся пере­вод­чик, пере­би­рая вари­ан­ты, – а у про­фес­си­о­на­ла их все­гда несколь­ко, осо­бен­но если варьи­ру­ют­ся и лек­си­че­ский состав, и син­так­сис, – сохра­нить эту игру слов и «излу­ча­е­мый» ею смысл ему не удаст­ся, несмот­ря на баналь­ную про­сто­ту исход­но­го выра­же­ния. И все пото­му, что кон­цепт швед­ско­го гла­го­ла möblera om в рус­ском язы­ке не лек­си­ка­ли­зо­ван. Из того, чтó пред­ла­га­ет сло­варь, – плюс выра­же­ния типа в ИКЕА меня­ет­ся обста­нов­ка / пере­ме­на обста­нов­ки, менять (рыноч­ную) стра­те­гию и пр., кото­рые могут прий­ти на ум пере­вод­чи­ку с уче­том пол­но­го содер­жа­ния сооб­ще­ния, – ни один вари­ант не поз­во­ля­ет сохра­нить жела­е­мый смысл, а неко­то­рые про­сто его иска­жа­ют.

Так, вари­ан­ты со сло­вом обста­нов­ка, кото­рое, каза­лось бы, долж­но «сыг­рать», не годят­ся, так как поме­нять обста­нов­ку в пере­нос­ном упо­треб­ле­нии зна­чит ’сме­нить окру­же­ние и усло­вия жиз­ни’, то есть совсем не то, чего тре­бу­ет дан­ный кон­текст. Не подой­дет и бли­жай­шее по сво­е­му мета­фо­ри­че­ско­му упо­треб­ле­нию сло­во пере­ста­нов­ка, хотя оно в сво­ем бук­валь­ном зна­че­нии лег­ко ассо­ци­и­ру­ет­ся с пере­ме­ще­ни­ем мебе­ли: речь идет не о долж­ност­ных пере­ме­ще­ни­ях, а о мас­со­вых сокра­ще­ни­ях ***.

Оста­ет­ся еще путь послов­но­го пере­во­да, но и он ока­зы­ва­ет­ся непро­хо­ди­мым. Гла­го­ла пере­меб­ли­ро­вать в рус­ском язы­ке офи­ци­аль­но не суще­ству­ет. Его нет ни «Боль­шом тол­ко­вом сло­ва­ре» (БТС), ни в ака­де­ми­че­ских сло­ва­рях рус­ско­го язы­ка, ни тем более в сло­ва­рях дву­языч­ных. В НКРЯ, кор­пу­се рус­ско­го язы­ка объ­е­мом почти в 300 млн. слов, он встре­ча­ет­ся толь­ко один раз, да и то в тек­сте 70-х годов поза­про­шло­го века. А суще­стви­тель­но­го пере­меб­ли­ров­ка в нем и вовсе нет. Ни разу. Но это бы пол­бе­ды, отсут­ствие этих слов в нор­ми­ро­ван­ном сло­ва­ре – не глав­ное. В кон­це-кон­цов «живой язык» явно опе­ре­жа­ет нор­му. В текстах Yandex’a, и отнюдь не без­гра­мот­ных, суще­стви­тель­ное пере­меб­ли­ров­ка встре­ча­ет­ся мно­гие тыся­чи раз, а гла­гол пере­меб­ли­ро­вать – хотя и реже, но тоже доволь­но часто. Отче­го же не упо­тре­бить их в пере­во­де? – Увы! Ни это суще­стви­тель­ное, ни этот гла­гол ни разу не встре­ти­лись в мета­фо­ри­че­ском упо­треб­ле­нии. Повто­ряю: ни разу, сре­ди мно­гих тысяч. У них про­сто-напро­сто нет пере­нос­ных зна­че­ний. Гла­гол пере­меб­ли­ро­вать упо­треб­ля­ет­ся исклю­чи­тель­но в бук­валь­ном смыс­ле ’по-ново­му обста­вить мебе­лью, обно­вить обста­нов­ку’ и непре­мен­но с пря­мым допол­не­ни­ем: дом, квар­ти­ру, апар­та­мен­ты и т.п. Поэто­му в пере­во­де при­шлось бы исполь­зо­вать отгла­голь­ное суще­стви­тель­ное: Пере­меб­ли­ров­ка в ИКЕА или В ИКЕА пере­меб­ли­ров­ка. На мой взгляд, все такие вари­ан­ты неудач­ны как раз из-за навя­зы­ва­ния это­му сло­ву мета­фо­рич­но­сти, кото­рой оно не обла­да­ет. По-види­мо­му, в кон­цеп­те гла­го­ла пере­меб­ли­ро­вать пред­став­ле­ние об изме­не­нии обста­нов­ки сугу­бо пред­мет­но, «жест­ко» свя­за­но имен­но с мебе­лью и, в отли­чие от швед­ско­го möblera om, никак не акцен­ти­ру­ет идею ради­каль­но­го обнов­ле­ния. Поэто­му про­чте­ние толь­ко что при­ве­ден­но­го вари­ан­та пере­во­да в смыс­ле ’ради­каль­ные изме­не­ния в орга­ни­за­ции’ для рус­ско­го уха как-то не зву­чит. Конеч­но, это толь­ко гипо­те­за, и я при­зы­ваю посе­ти­те­лей мое­го бло­га отне­стись к ней кри­ти­че­ски.

Вот и ока­зы­ва­ет­ся, что про­стое и про­зрач­ное швед­ское выра­же­ние в сущ­но­сти непе­ре­во­ди­мо. Един­ствен­ный выход – это попы­тать­ся ком­пен­си­ро­вать уни­каль­ность чужо­го кон­цеп­та, пол­но­стью отклю­чив­шись от тек­ста ори­ги­на­ла, то есть при­ду­мать что-то толь­ко функ­ци­о­наль­но рав­но­цен­ное. Об этом чуть ниже, но нуж­но ведь ска­зать кое-что и о вто­рой поло­вине раз­би­ра­е­мо­го заго­лов­ка. Ведь мой пост на этот раз не о пере­во­де игры слов, а о «сквоз­ной» кон­цеп­ту­аль­ной неизо­морф­но­сти язы­ков. Чужое сло­во, как я уже не раз повто­рял, нико­гда не тож­де­ствен­но тому, что про него гово­рит­ся в дву­языч­ном сло­ва­ре: спра­ва от него – толь­ко более или менее связ­ный (обыч­но, менее) инвен­тарь част­ных зна­че­ний. И в пере­во­де может воз­ник­нуть, и посто­ян­но воз­ни­ка­ет, нечто на него абсо­лют­но не похо­жее. Если я ста­ну утвер­ждать, что möblera om зна­чит ’пере­кро­ить’, то нор­маль­ный чита­тель это­го поста ско­рее все­го покру­тит паль­цем у вис­ка и решит, что я спя­тил. Но не пере­вод­чик. Его этим не уди­вишь: он зна­ет, что сло­ва­рю нель­зя верить на сло­во. Пере­вод­чик – это, не в оби­ду будь ска­за­но, про­фес­си­о­наль­ный дефор­мант, “декон­струк­тор”, отно­ся­щий­ся с подо­зре­ни­ем ко вся­ко­му сло­ву. Оно может обер­нуть­ся чем-то совер­шен­но не похо­жим на свое сло­вар­ное изоб­ра­же­ние, мути­ро­вать до неузна­ва­е­мо­сти.

Вот пара при­ме­ров:

Jag hoppas matchen blir av, eftersom jag verkligen vill möblera om hans ansikte. – Наде­юсь, матч состо­ит­ся, уж очень мне хочет­ся пере­кро­ить ему физио­но­мию. [из интер­вью одно­го бок­се­ра]

Du vill väl inte att jag ska möblera om ditt vakra ansikte. – Ты ведь не хочешь, что­бы я пере­кро­ил твое личи­ко.

Ha-ha-ha, äckliga fuskare. Skulle med glädje möblera om ditt ansikte. – Ах ты мошен­ник! Будет одно удо­воль­ствие пере­кро­ить твою мерз­кую рожу.

В таких слу­ча­ях часто гово­рят о т.н. кон­тек­сту­аль­ном зна­че­нии.

Одна­ко ника­кой зави­си­мо­стью от кон­тек­ста не объ­яс­нить, как одно и то же сло­во спо­соб­но обо­зна­чать столь дале­кие друг от дру­га смыс­лы и при этом не рас­па­дать­ся на омо­ни­мы. Это обес­пе­чи­ва­ет­ся пла­сти­че­ской устой­чи­во­стью его кон­цеп­та и тем, как он экс­плу­а­ти­ру­ет­ся гово­ря­щим (конеч­но, в пре­де­лах, допу­сти­мых «иде­ей» это­го сло­ва). Так вот, ни один из «экви­ва­лен­тов» сло­ва tjänst, кото­рое по сло­ва­рю име­ет зна­че­ния ’рабо­та’, ’служ­ба’ и ’долж­ность’, и гла­го­ла försvinna, кото­рый зна­чит ’исчез­нуть, про­пасть’, нель­зя при­нять за чистую моне­ту. Выбор вари­ан­та пере­во­да будет цели­ком зави­сеть от того, как кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ет опи­сан­ную ситу­а­цию пере­вод­чик. Если в фоку­се вни­ма­ния – уволь­не­ния, то нуж­но гово­рить об исчез­но­ве­нии рабо­чих мест (т.е. пере­во­дить tjänster как ’рабо­чие места’). Выбор гла­го­ла изчез­нуть при этом неуда­чен, более иди­о­ма­тич­ным будет сокра­щать: они не сами по себе исчез­нут, а по ини­ци­а­ти­ве рабо­то­да­те­ля. Если же пере­вод­чик сочтет нуж­ным под­черк­нуть изме­не­ния в долж­ност­ной струк­ту­ре, то он может упо­тре­бить сло­вар­ный пере­вод долж­ность, но толь­ко в кон­тек­сте гла­го­ла упразд­нить (кото­рый сло­ва­рем тоже не преду­смот­рен). То есть сокра­ще­ния будут пред­став­ле­ны как след­ствие изме­не­ний в струк­ту­ре и каче­ствен­ном соста­ве тру­до­вых ресур­сов. Оба про­чте­ния ситу­а­ции пред­став­ля­ют­ся мне воз­мож­ны­ми. В резуль­та­те, с уче­том пол­но­го пери­фра­зи­ро­ва­ния пер­вой части заго­лов­ка и аль­тер­на­тив­ных кон­цеп­ту­а­ли­за­ций вто­рой, риск­ну пред­ло­жить такие вари­ан­ты пере­во­да:

ИКЕА пере­ез­жа­ет в онлайн, сокра­ща­ет 650 рабо­чих мест

ИКЕА пере­ез­жа­ет в онлайн, упразд­ня­ет 650 долж­но­стей

Обра­ти­те вни­ма­ние, что при пере­ез­де пере­во­зят мебель. Тем самым в гла­го­ле пере­ез­жать сохра­ня­ет­ся эта ассо­ци­а­ция, пусть и очень кос­вен­но. Одна­ко у тако­го пере­во­да есть и явный недо­ста­ток: ИКЕА не совсем пере­ез­жа­ет, а толь­ко частич­но. Охот­но при­му ваши сооб­ра­же­ния, как это­го недо­стат­ка мож­но было бы избе­жать. И послед­нее: все ска­зан­ное сви­де­тель­ству­ет о том, что пере­вод неху­до­же­ствен­но­го тек­ста прин­ци­пи­аль­но не отли­ча­ет­ся по сво­ей при­ро­де от пере­во­да тек­ста худо­же­ствен­но­го. По край­ней мере, он тоже «твор­че­ский», и я наде­юсь, что мне уда­лось хотя бы отча­сти пока­зать, како­во кон­крет­ное содер­жа­ние это­го поня­тия.

_______________________________

*  Швед­ское сло­веч­ко, кото­рое пло­хо пере­да­ет­ся по-рус­ски, но зато хоро­шо иллю­стри­ру­ет мой глав­ный тезис: отсут­ствие кон­цеп­ту­аль­ных тож­деств меж­ду «похо­жи­ми» еди­ни­ца­ми двух язы­ков. Его сло­вар­ные зна­че­ния – ’глу­по­сти’, ’чушь’ и ’пустая бол­тов­ня’ – лишь крайне неточ­но отра­жа­ют идею это­го сло­ва: не про­сто ’чушь’, а нечто вро­де ’чушь «со зна­че­ни­ем» или м.б. “с пре­тен­зи­ей”’. Задай­те trams в стро­ке поис­ка кор­пу­са швед­ско­го язы­ка KORP, и вы убе­ди­тесь, что ни один из сло­вар­ных экви­ва­лен­тов не впи­сы­ва­ет­ся в пере­вод доб­рой поло­ви­ны при­ме­ров.

**  Я созна­тель­но избе­гаю гово­рить о несов­па­де­нии так назы­ва­е­мых «язы­ко­вых кар­тин мира», так как этот тер­мин неиз­беж­но име­ет миро­воз­зрен­че­ский при­вкус. Эта идея, иду­щая, по-види­мо­му, от В. фон Гум­больд­та и полу­чив­шая оформ­ле­ние в гипо­те­зе линг­ви­сти­че­ской отно­си­тель­но­сти Сепи­ра-Уор­фа, неред­ко при­ни­ма­ет крайне вуль­гар­ные фор­мы: если мы гово­рим на раз­ных язы­ках, то мы отли­ча­ем­ся и по сво­е­му миро­воз­зре­нию.

***  Тот, кто вни­ма­тель­но озна­ко­мит­ся с инфор­ма­ци­ей, может воз­ра­зить, что руко­вод­ство кон­цер­на обе­ща­ет вме­сто упразд­ня­е­мых рабо­чих мест создать новые, и их даже будет боль­ше. Не исклю­че­но, что про­изой­дут и кое-какие пере­ме­ще­ния пер­со­на­ла, в тех слу­ча­ях, когда работ­ник обла­да­ет ква­ли­фи­ка­ци­ей, дела­ю­щей его вос­тре­бо­ван­ным, или хотя бы при­год­ным, в струк­ту­рах циф­ро­вой тор­гов­ли и логи­сти­ки. Но в целом речь идет о ради­каль­ных пере­ме­нах, никак не сво­ди­мых к пере­ста­нов­кам, и о созда­нии новой струк­ту­ры долж­но­стей.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *