Прошу к столу!

Тре­тье­го дня Пар­тия Цен­тра объ­яви­ла о сво­ей под­держ­ке пра­ви­тель­ства Лёве­на – хотя ее лидер Анни Лёф кля­лась, что ско­рее «съест свою туф­лю» (äter upp sin sko), чем допу­стит, что­бы ее пар­тия ста­ла сател­ли­том (stödhjul) соци­ал-демо­кра­тов. А вче­ра в «Дагенс Нюхе­тер» появи­лась редак­ци­он­ная ста­тья, одоб­ря­ю­щая ее реше­ние в сло­жив­шей­ся поли­ти­че­ской ситу­а­ции. Газе­та, одна­ко, не исклю­ча­ет, что на днях или рань­ше г-же Лёф при­дет­ся рас­хле­бы­вать эту изме­ну сво­е­му сло­ву. Эту мысль газе­та выра­жа­ет посред­ством калам­бу­ра: Det får kanske bli skomakarlåda till lunch för Lööf endera dagen.

Skomakarlåda, дежур­ное швед­ское блю­до (биф­штекс с кар­то­фель­ным пюре), бук­валь­но зна­чит ‘сапож­ник + короб­ка (может быть ланч-бокс, кон­тей­нер для еды, а может быть, по эти­мо­ло­гии, ‘ящик со стан­дарт­ным инстру­мен­та­ри­ем сапож­ни­ка’, отку­да в пере­нос­ном зна­че­нии – ‘обыч­ное, т.е. дежур­ное блю­до’).

Это, на мой взгляд, при­мер непе­ре­во­ди­мо­сти, что бы ни гово­ри­ли мэт­ры, утвер­жда­ю­щие, что пере­во­ди­мо все – нуж­но дескать толь­ко про­явить «твор­че­ский под­ход». Ну, откры­тым тек­стом – иметь талант, как вот у них.

Может попы­тать­ся?

Увы. Во-пер­вых, по-рус­ски не гово­рят «съесть свою туф­лю». Куда более нор­маль­но выра­же­ние съесть свою шля­пу (воз­мож­но, попав­шее в рус­ский рече­вой оби­ход из англий­ско­го to eat one’s hat или фран­цуз­ско­го manger son chapeau). Тем не менее, упо­тре­бить его нель­зя. Во-пер­вых, пото­му, что Анни Лёф это­го не гово­ри­ла. Газе­та цити­ру­ет заяв­ле­ние поли­ти­ка дослов­но, и пере­вод­чик про­сто не впра­ве его пере­ина­чи­вать. Это бы пол­бе­ды. Мож­но было бы дать зака­вы­чен­ный бук­валь­ный пере­вод: чита­те­лю было бы ясно, что пере­да­ют­ся точ­ные сло­ва поли­ти­ка, и хотя выра­же­ние «съесть свою туф­лю» не слиш­ком есте­ствен­но, чита­тель его пой­мет и сооб­ра­зит, что это швед­ская иди­о­ма. Это будет, так ска­зать, фило­ло­ги­че­ский пере­вод, не стре­мя­щий­ся к иди­о­ма­тич­но­сти, а пере­да­ю­щий фор­му и бук­валь­ное содер­жа­ние выска­зы­ва­ния.

Беда, одна­ко, в том, что, ни сохра­нив туф­лю, ни заме­нив ее шля­пой, ска­лам­бу­рить по-рус­ски не удаст­ся. У нас нет ника­ко­го «сапож­но­го» или «шляп­но­го» блю­да. Skomakarlåda – это сугу­бо швед­ская реа­лия.

Есть, конеч­но, и дру­гие пого­во­роч­ные выра­же­ния, сход­ные по зна­че­нию: толь­ко через мой труп, ни за какие ков­риж­ки и т.п. Стро­го гово­ря, ни одно из них тоже нель­зя упо­тре­бить, если толь­ко в пере­во­де не заме­нить бук­валь­ную цита­ту из речи г-жи Лёф ее пере­фра­зи­ру­ю­щим изло­же­ни­ем. Тогда мож­но было бы попы­тать­ся постро­ить калам­бур на дру­гой лек­си­че­ской осно­ве, но с тем же смыс­лом: ‘ни за что, ни при каких обсто­я­тель­ствах’. Вот что из это­го может полу­чить­ся:

Выра­же­ние över min döda kropp в швед­ском язы­ке суще­ству­ет и вполне иди­о­ма­тич­но. Исполь­зуя его, мож­но было бы пере­фра­зи­ро­вать фраг­мент из ста­тьи Fast visst: Annie Lööf lovade att hellre äta upp sin sko än att bli ett stödhjul åt Stefan Löfven, при­мер­но так: «Да, конеч­но, Анни Лёф кля­лась, что ее пар­тия нико­гда не будет сател­ли­том Сте­фа­на Лёве­на – толь­ко, так ска­зать, через ее труп.» После чего про­дол­жить: «Но не исклю­че­но, что вот-вот насту­пит день, когда ей и в самом деле при­дет­ся лечь костьми.» Тако­го рода заме­ны – вещь зауряд­ная. Тем не менее, такое «пере­ло­же­ние» все-таки дис­со­ни­ру­ет с тем, что на самом деле ска­за­ла Лёф: полу­ча­ет­ся, что газе­та без осо­бых осно­ва­ний заме­ня­ет ее сло­ва более или менее про­из­воль­ной пере­да­чей, при этом неиз­ме­ри­мо повы­шая сте­пень кате­го­рич­но­сти. Вме­сто несколь­ко иро­нич­но­го «ну уж нет, это­го я не допу­щу» – желе­зо­бе­тон­ное в сво­ей серьез­но­сти «буду сто­ять не на жизнь, а на смерть».

Нако­нец, в каче­стве послед­не­го сред­ства мож­но при­бег­нуть к экс­пли­ка­ции, то есть опи­са­тель­но­му пере­во­ду, еще раз упо­тре­бив каль­ку: … ей при­дет­ся-таки съесть свой «сапож­ный ланч-бокс» * .., снаб­див его ком­мен­та­ри­ем в снос­ке: * Skomakarlåda, дежур­ное швед­ское блю­до и т.д. … Оче­вид­но, что и этот «выход» нику­да не годит­ся: от иро­нии в таком пере­во­де не оста­ет­ся и сле­да.

И все же сда­вать­ся очень не хочет­ся. Может с ков­риж­ка­ми луч­ше полу­чит­ся? «Да, конеч­но, Анни Лёф кля­лась, что ее пар­тия ни за какие ков­риж­ки не ста­нет сател­ли­том Сте­фа­на Лёве­на.» И далее: «Но не исклю­че­но, что неда­лек тот день, когда ей и в самом деле при­дет­ся про­бав­лять­ся ков­риж­ка­ми с лёве­нов­ско­го сто­ла.»

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *