Вот качусь я в санках по горе крутой

К новым сло­вам, кото­ры­ми я попол­няю Samhällsordboken, при­ба­ви­лось сло­во rutschbana (см. Допол­не­ния к сло­ва­рю). Вы, воз­мож­но, поду­ма­е­те, с какой это ста­ти, когда оно есть в общем сло­ва­ре и не име­ет отно­ше­ния к соци­аль­ной и т.п. тема­ти­ке? Забе­гая впе­ред, отве­чу:

Во-пер­вых, в сло­ва­ре Norstedts’а оно без­ого­во­роч­но отож­деств­ле­но с rutschkana. В этом он сле­ду­ет за швед­ски­ми источ­ни­ка­ми, но это невер­но. Это НЕ сино­ни­мы (или, по крайне мере, не вполне сино­ни­мы). И это я поста­ра­юсь пока­зать ниже, в пол­ном соот­вет­ствии с моим, уже извест­ным вам, тези­сом: NO SYNONYMS! 1) – и с целью его иллю­стра­ции. Ибо раз­ли­че­ние т.н. сино­ни­мов – одна из цен­траль­ных про­блем пере­во­да и лек­си­ко­гра­фии, обу­че­ния язы­ку, и абсо­лют­но цен­траль­ная в тео­рии язы­ка.

Во-вто­рых, у это­го сло­ва, в отли­чие от rutschkana, есть упо­треб­ле­ния, пря­мо отно­ся­щи­е­ся к тема­ти­ке мое­го сло­ва­ря, но в Norstedts не отра­жен­ные.

С этой сло­вар­ной ста­тьи в Norstedts и нач­нем. Вот она:

Преж­де все­го, нуж­но отме­тить, что если уж не делать раз­ли­чия меж­ду эти­ми дву­мя сло­ва­ми, то поря­док их пода­чи дол­жен был бы быть обрат­ным. Это не мелоч­ная при­дир­ка. Сло­во rutschkana в 8–9 раз более частот­но, чем rutschbana. И это не слу­чай­но, а свя­за­но с раз­ли­чи­я­ми меж­ду «иде­я­ми» того и дру­го­го – раз­ли­чи­я­ми, кото­рые и оправ­ды­ва­ют нали­чие в швед­ском язы­ке двух яко­бы оди­на­ко­вых слов. Kana – это скольз­кая дорож­ка, обыч­но ледя­ная и наклон­ная, то есть ледя­ная гор­ка. Bana – нечто иное. Это путь, часто в зна­че­нии кон­струк­ции, соору­же­ния или меха­низ­ма для пере­ме­ще­ния, направ­ле­ния хода и т.п., напр., järnvägsbana, linbana, rullbana и т.п. (т.е. ж/д путь, канат­ная доро­га, роли­ко­вый кон­вей­ер). Поэто­му хотя оба «сино­ни­ма», как это сплошь и рядом слу­ча­ет­ся в язы­ке, зна­чат «одно и то же», име­ют общий рефе­рент, то есть ими мож­но назвать одну и ту же вещь (в семан­ти­ке при­ня­то гово­рить о т.н. усло­ви­ях истин­но­сти), они все же не сино­ни­мы.

Они тяго­те­ют к раз­ным кон­тек­стам. Сло­во rutschkana встре­ча­ет­ся толь­ко как назва­ние дет­ской гор­ки. Rutschbana, напро­тив, в кон­тек­сте дет­ской игры не встре­ча­ет­ся почти нико­гда. Если это сло­во и упо­треб­ля­ет­ся в зна­че­нии ’дет­ская гор­ка’, то толь­ко как назва­ние соору­же­ния, кон­струк­ции, а не аттрак­ци­о­на. Оно мыс­ли­мо и при­ме­ни­тель­но к транс­пор­ту мате­ри­а­ла, напри­мер, Malmens transport från en nivå till en annan sker alltid på rutschbanor, или к систе­мам эва­ку­а­ции – упо­треб­ле­ния, в кото­рых сло­во rutschkana вряд ли воз­мож­но.

Но у rutschbana есть еще и пере­нос­ные упо­треб­ле­ния, такие, кото­рые дела­ют его вклю­че­ние в Samhällsordboken умест­ным. В кор­пу­се швед­ско­го язы­ка KORP, без тру­да отыс­ки­ва­ют­ся упо­треб­ле­ния в зна­че­нии поли­ти­че­ской мета­фо­ры, вро­де сле­ду­ю­ще­го: Med det startade den nyblivna presidentens rutschbana i opinionsundersökningarna. – С это­го нача­лось ска­ты­ва­ние ново­го пре­зи­ден­та в обще­ствен­ном мне­нии (разу­ме­ет­ся, воз­мож­ны и др. вари­ан­ты пере­во­да: сползание/падение рей­тин­га и т.п.).

В рус­ском язы­ке есть выра­же­ние катить­ся по наклон­ной плос­ко­сти. Само по себе оно едва ли ассо­ци­и­ру­ет­ся с кру­тиз­ной и боль­шой ско­ро­стью паде­ния, ско­рее – с посте­пен­ным ска­ты­ва­ни­ем вниз. НИЗ – это т.н. кон­цеп­ту­аль­ная мета­фо­ра, т.е. такая модель осмыс­ле­ния ситу­а­ции, кото­рая посто­ян­но вос­про­из­во­дит­ся в язы­ке. НИЗ это ПЛОХО. Это паде­ние, пора­же­ние, под­чи­нен­ное поло­же­ние и т.п. В идее rutschbana это­го, стро­го гово­ря, нет. Но в спе­ци­фи­че­ских поли­ти­че­ских кон­текстах она акту­а­ли­зу­ет­ся – и имен­но в смыс­ле быст­ро­го, кру­то­го сни­же­ния-ухуд­ше­ния. В этом зна­че­нии это сло­во вхо­дит в жур­на­лист­ский арсе­нал мета­фор. В сло­ва­ре Norstedts оно, как уже ска­за­но, не упо­мя­ну­то.

Носи­тель рус­ско­го язы­ка навер­ня­ка при­пом­нит зна­ко­мый ему со школь­ной ска­мьи сти­шок, дав­ший назва­ние этой замет­ке. Любо­пыт­но, что эти строч­ки из хре­сто­ма­тий­но­го «Дет­ства» Ива­на Сури­ко­ва наво­дят вот на какую мысль в свя­зи с нашей темой, то есть с попыт­ка­ми как мож­но более точ­но­го выяв­ле­ния «идеи» сло­ва и, тем самым, раз­ли­чий меж­ду сино­ни­ма­ми. Со швед­ской дет­ской гор­ки съез­жа­ют не на сан­ках, а на соб­ствен­ной точ­ке опо­ры (ср. Хочешь убе­дить­ся, что зем­ля пока­та, – сядь на соб­ствен­ные яго­ди­цы и катись). Это­го смыс­ло­во­го ком­по­нен­та у rutschbana нет.

1) На самом деле он при­над­ле­жит зна­ме­ни­то­му аме­ри­кан­ско­му линг­ви­сту Дуай­ту Болин­дже­ру.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *