За себя ответишь…

Этот пост – о швед­ской пого­вор­ке att stå sitt kast. Но не толь­ко. Это лишь один при­мер того, как дву­языч­ные сло­ва­ри, а впро­чем и тол­ко­вые, обед­ня­ют и иска­жа­ют наше пред­став­ле­ние о так назы­ва­е­мых «еди­ни­цах язы­ка», лек­си­че­ских и фра­зео­ло­ги­че­ских. Речь пой­дет об этих послед­них.

Фра­зео­ло­гиз­мы, в част­но­сти, пого­во­роч­ные выра­же­ния, в сло­ва­рях обыч­но снаб­жа­ют­ся одним-един­ствен­ным зна­че­ни­ем. Меж­ду тем фра­зео­ло­гизм тако­го рода, как рас­смат­ри­ва­е­мый здесь, пред­став­ля­ет собой образ­ную модель ситу­а­ции и может порож­дать раз­ные смыс­лы. Напри­мер, в зави­си­мо­сти от того, пода­ет­ся ли ситу­а­ция в пер­спек­ти­ве субъ­ек­та, гото­во­го сто­и­че­ски при­нять послед­ствия сво­их дей­ствий, или с точ­ки зре­ния того, кто его осуж­да­ет; нака­зал ли он сам себя (в смыс­ле ’навре­дил себе само­му’) или под­верг­ся нака­за­нию; како­го рода эти послед­ствия и т.д.

Вот поче­му пере­вод это­го фра­зео­ло­гиз­ма, вклю­чен­но­го в швед­ско-рус­ский сло­варь Norstedts вне како­го бы то ни было ситу­а­тив­но­го кон­тек­ста, вво­дит поль­зо­ва­те­ля сло­ва­ря в заблуж­де­ние уже тем, что ника­кие дру­гие воз­мож­но­сти не преду­смат­ри­ва­ют­ся. Под­ста­вить при­ве­ден­ный там «экви­ва­лент» – ’сам вино­ват’ – в пере­вод выска­зы­ва­ния с этой иди­о­мой не удаст­ся во мно­же­стве слу­ча­ев, воз­мож­но, в боль­шин­стве. А упо­треб­ля­ет­ся она очень широ­ко и исклю­чи­тель­но раз­но­об­раз­но, в чем нетруд­но убе­дить­ся, погуг­лив на ”stå sitt kast” или обра­тив­шись к кор­пу­су швед­ско­го язы­ка KORP. Сло­вар­ный вари­ант ’сам вино­ват’ может быть при­го­ден в одних слу­ча­ях и непри­го­ден в дру­гих, чрез­вы­чай­но огра­ни­чи­те­лен, пред­став­ля­ет лишь одну из воз­мож­ных смыс­ло­вых реа­ли­а­ций фра­зео­ло­гиз­ма, часто дале­ко отсто­я­щих друг от дру­га, и не схва­ты­ва­ет его спе­ци­фи­ки или кон­цеп­та. Пере­вод­чи­ку могут пона­до­бить­ся совер­шен­но иные, часто «неожи­дан­ные», спо­со­бы выра­же­ния соот­вет­ству­ю­щих смыс­лов.

Но даже если бы соста­ви­тель сло­ва­ря попы­тал­ся каким-то обра­зом раз­гра­ни­чить зна­че­ния иди­о­мы и иллю­стри­ро­вать каж­дое из них при­ме­ра­ми, зада­ю­щи­ми более или менее внят­но кон­текст ситу­а­ции, сло­варь все рав­но не схва­ты­вал бы суще­ства иди­о­мы и не моти­ви­ро­вал бы всех ее раз­но­ли­ких упо­треб­ле­ний. Для это­го необ­хо­ди­ма экс­пли­ка­ция ее кон­цеп­та. Нуж­но пока­зать, как имен­но она порож­да­ет вели­кое мно­же­ство зна­че­ний, оста­ва­ясь при этом самой собой – так ска­зать, ’med sin integritet i behåll ’ (это, кста­ти, одно из воз­мож­ных «зна­че­ний» нашей иди­о­мы).

Ина­че гово­ря, нуж­на не инвен­та­ри­за­ция зна­че­ний, а выяв­ле­ние основ­ных моде­лей пред­став­ле­ния (спо­со­бов виде­ния, кон­цеп­ту­а­ли­за­ции) ситу­а­ций, в кото­рых может ока­зать­ся умест­ным выра­же­ние att stå sitt kast.

Тол­ко­ва­ние в боль­шом тол­ко­вом сло­ва­ре швед­ско­го язы­ка, SO, ’vara tvungen att ta konsekvenserna av sitt handlande’ (т.е. ’быть вынуж­ден­ным при­нять [как долж­ное? волей-нево­лей?] послед­ствия cво­их дей­ствий или поступ­ков’), напро­тив, в отли­чие от рус­ско­го пере­во­да, черес­чур диф­фуз­но и неспе­ци­фич­но. Суще­ства иди­о­мы, ее «идеи» оно не улав­ли­ва­ет. Это же мож­но ска­зать и о еще более осто­рож­ном и абстракт­ном опре­де­ле­нии во фра­зео­ло­ги­че­ском сло­ва­ре Svenskt språkbruk: ’ att ta konsekvenserna av sitt eget agerande’ (’при­нять послед­ствия сво­их соб­ствен­ных дей­ствий’).

В чем же эта спе­ци­фи­ка? Вер­но, конеч­но, что каж­дый сам, так ска­зать, куз­нец сво­е­го «несча­стья». Одна­ко прин­ци­пи­аль­но важ­но сле­ду­ю­щее:

1. Речь все­гда идет о дей­стви­ях, кото­рые могут иметь небла­го­при­ят­ные или по мень­шей мере «неком­форт­ные» для субъ­ек­та послед­ствия и с той или иной точ­ки зре­ния оце­ни­ва­ют­ся отри­ца­тель­но: как сопря­жен­ные с риском для него само­го, необ­ду­ман­ные, выхо­дя­щие за рам­ки соци­аль­ных норм, пре­ступ­ные и т.п.

2. Совер­шая эти дей­ствия, субъ­ект созна­ет, что может при­чи­нить вред само­му себе, под­верг­нуть­ся осуж­де­нию, быть нака­зан­ным в какой-либо фор­ме.

3. Он либо внут­ренне готов при­нять воз­мож­ные послед­ствия, ина­че гово­ря, про­явить прин­ци­пи­аль­ность в отно­ше­нии сво­их дей­ствий, либо наде­ет­ся этих послед­ствий избе­жать, хотя и зна­ет, что «заслу­жил» и будет дол­жен – ему при­дет­ся – с ними сми­рить­ся (ср. finna sig i), если они насту­пят.

Как видим, совсем не про­стой кон­цепт, для кото­ро­го ситу­а­ции типа ’сам вино­ват’ – это лишь одна из мно­го­чис­лен­ных смыс­ло­вых реа­ли­за­ций. В каком имен­но смыс­ле упо­треб­ле­но раз­би­ра­е­мое выра­же­ние в каж­дом кон­крет­ном слу­чае или, луч­ше ска­зать, какой смысл вкла­ды­ва­ет в него гово­ря­щий, обу­слов­ле­но при­ро­дой пара­мет­ров кон­цеп­та, таких как род совер­ша­е­мых дей­ствий (напри­мер, рис­ко­ван­ный экс­пе­ри­мент, рез­кое выступ­ле­ние, необ­ду­ман­ный шаг, пра­во­на­ру­ше­ние), харак­тер небла­го­при­ят­ных послед­ствий (вред себе, кри­ти­ка, осуж­де­ние, при­нуж­де­ние к каким-либо неже­ла­тель­ным для субъ­ек­та дей­стви­ям *, адми­ни­стра­тив­ное взыс­ка­ние, уго­лов­ное нака­за­ние), их веро­ят­ность, харак­тер дея­те­ля (реши­тель­ный и твер­дый, гото­вый к рис­ку, без­рас­суд­ный, пре­ступ­ный).    Осо­зна­ние воз­мож­ных послед­ствий субъ­ек­том – обя­за­тель­ное усло­вие умест­но­сти упо­треб­ле­ния нашей иди­о­мы, а готов­ность к их при­ня­тию может, разу­ме­ет­ся, при­об­ре­тать весь­ма раз­лич­ный харак­тер. Так, пре­ступ­ник вряд ли готов сидеть в тюрь­ме, но он осо­зна­ет и, сле­до­ва­тель­но, внут­ренне готов к тому, что его могут пой­мать, то есть заве­до­мо при­ни­ма­ет этот риск.

Я не при­во­жу здесь при­ме­ров на все­воз­мож­ные вари­а­ции схе­мы ситу­а­ции, как она опи­са­на выше. Посе­ти­тель мое­го бло­га най­дет их и крат­кую «фор­му­лу кон­цеп­та» в раз­де­ле «Допол­не­ния к сло­ва­рю» в ста­тье сло­ва kast. Здесь же добав­лю еще одно заме­ча­ние о при­ро­де это­го кон­цеп­та. В нем несо­мнен­на идея обра­ще­ния дей­ствий субъ­ек­та про­тив него само­го. Мне пред­став­ля­ет­ся, что внут­рен­няя фор­ма иди­о­мы непо­сред­ствен­но с этой иде­ей свя­за­на. Kast озна­ча­ет актив­ное, энер­гич­ное или даже агрес­сив­ное дей­ствие по гла­го­лу att kasta, то есть ’бро­са­ние’ или ’бро­сок’ – дей­ствие, кото­рое по сво­ей при­ро­де «чре­ва­то» реак­ци­ей или отда­чей. Ина­че гово­ря, «бро­са­ешь» – так будь готов к тому, что «при­ле­тит обрат­но». По-види­мо­му, в силу это­го ока­зы­ва­ет­ся воз­мож­ной реа­ли­за­ция мета­фо­ры брос­ка в таких при­ме­рах, как Står för sitt kast: Tre Chelseyfans har portförbjudits från lagets hemma­matcher för sin vana att kasta selleri på mot­stånd­arna – фана­ты «Чел­си» регу­ляр­но kastade в сопер­ни­ка сель­де­ре­ем (= ’физи­че­ские брос­ки’), и за этот свой kast (= ’предо­су­ди­тель­ное дей­ствие’) несут нака­за­ние (запрет на посе­ще­ние мат­чей).

И послед­нее: ска­зан­ное о неза­кры­том смыс­ло­вом потен­ци­а­ле иди­о­мы att stå sitt kast, а сле­до­ва­тель­но, о прин­ци­пи­аль­ной невоз­мож­но­сти исчис­лить все спо­со­бы ее пере­да­чи в пере­во­де на рус­ский язык, мож­но отне­сти и к дру­гим «еди­ни­цам язы­ка».

_______________________________

* См., в част­но­сти, послед­ний при­мер в ста­тье kast в «Допол­не­ни­ях к сло­ва­рю», где att stå sitt kast озна­ча­ет женить­бу поне­во­ле.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *