Тако и на небеси …

Мой пост в фейс­бу­ке Иисус с Попо­ка­те­пет­ля, или Про­по­ведь не с той горы (1/11–2017) ока­зал­ся тем сизи­фо­вым кам­нем, кото­рый я теперь на эту гору затал­ки­ваю, а он все ска­ты­ва­ет­ся. То есть я отве­чаю на ком­мен­та­рии и воз­ра­же­ния, а в ответ появ­ля­ют­ся все новые. Ну, а если серьез­но, то ока­за­лось, что в при­ме­ре из это­го поста, воз­ник­ше­го по курьез­но­му пово­ду, таи­лись отнюдь не три­ви­аль­ные пере­вод­че­ские про­бле­мы. Про­дол­жить Тако и на небеси …

Над чем смеетесь?

Про игру слов я уже кое-что писал на фейс­бу­ке в свя­зи с про­бле­мой пере­во­да, см. Шел дождь и два сту­ден­та. Воз­вра­ща­юсь вновь к этой теме: язы­ко­вые меха­низ­мы шут­ки, остро­ты меня все­гда инте­ре­со­ва­ли и про­дол­жа­ют озадачивать.

Нуж­но ли (и мож­но ли) объ­яс­нять юмор?

Спон­тан­но вся­кий отве­тит: – Нет, не нуж­но. Если шут­ку нуж­но объ­яс­нять, если анек­дот не дошел и при­хо­дит­ся его рас­тол­ко­вы­вать, то они пере­ста­ют быть смеш­ны­ми. Тем не менее, делать это мож­но и нуж­но в двух слу­ча­ях. Про­дол­жить Над чем смеетесь?