О «старом»:
Часть 2

Обра­ща­ясь к вам со сло­ва­ми gå hem och dra något gammalt över dig, ваш собе­сед­ник вовсе не при­зы­ва­ет вас отпра­вить­ся восво­я­си и пере­одеть­ся во что-нибудь ста­рое. И даже посы­лая вас лесом или с глаз долой, он не обя­за­тель­но выра­жа­ет этим лич­ную к вам непри­язнь. Что же он име­ет в виду?

Он с нескры­ва­е­мой иро­ни­ей ука­зы­ва­ет вам на вашу несо­сто­я­тель­ность, непри­год­ность, ненуж­ность, на три­ви­аль­ность ваших взгля­дов, незна­чи­тель­ность, неумест­ность, неак­ту­аль­ность, непри­част­ность к про­ис­хо­дя­ще­му – одним сло­вом, на вашу нере­ле­вант­ность в дан­ной ситу­а­ции или при сло­жив­ших­ся обсто­я­тель­ствах. Вас, так ска­зать, изы­ма­ют из обра­ще­ния в дан­ной связи.

Это иро­ни­че­ское поже­ла­ние, кото­рое может, одна­ко, иметь раз­ную сте­пень модаль­ной силы – от насмеш­ли­вой реко­мен­да­ции до сар­ка­сти­че­ско­го побуж­де­ния, но оно едва ли быва­ет гру­бо уль­ти­ма­тив­ным и кате­го­ри­че­ски «серьез­ным», без тени иро­нии. Оно может быть обра­ще­но и на само­го себя. Это не руга­тель­ство и не при­каз (тогда швед ска­зал бы stick härifrån! försvinn ur min åsyn ’про­ва­ли­вай, уби­рай­ся!’). Образ­ная осно­ва мета­фо­ры – натя­ги­ва­ние субъ­ек­том на себя ста­рья – пред­став­ля­ет адре­са­та выска­зы­ва­ния в при­ни­жен­ном, даже неле­пом виде, и при этом ему, адре­са­ту, над­ле­жит само­му при­знать себя в непри­тя­за­тель­ном обли­ке. И это совер­шен­но неза­ви­си­мо от источ­ни­ка модаль­но­го воз­дей­ствия, то есть от того, выра­жа­ет­ся ли в выска­зы­ва­нии воля дру­го­го лица, обез­ли­чен­ное дав­ле­ние каких-то обще­при­ня­тых норм или групп или его соб­ствен­ное стрем­ле­ние «укрыть­ся» (побуж­де­ние, дол­жен­ство­ва­ние, желание).

* * *

Для более пол­но­го пони­ма­ния уни­каль­ной спе­ци­фи­ки чужо­го фра­зео­ло­гиз­ма быва­ет полез­но про­ве­сти при­сталь­ный раз­бор его лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ской струк­ту­ры, в кото­рой его кон­цепт мате­ри­аль­но реа­ли­зо­ван. Про­ве­дем его в аспек­те дослов­но­го пере­во­да, то есть с мак­си­маль­ным при­бли­же­ни­ем к устрой­ству швед­ско­го фра­зео­ло­гиз­ма. Вник­нув в то, чтó ска­за­но бук­валь­но, мож­но нема­ло узнать о нем и по суще­ству. В сово­куп­но­сти с тем, что мы уже выяс­ни­ли ранее, это поз­во­лит отве­тить на вопрос, как имен­но образ­ная осно­ва нашей иди­о­мы моти­ви­ру­ет все ее акту­аль­ные употребления.

До сих пор я исхо­дил из допу­ще­ния, более или менее некри­ти­че­ски, что натя­нуть на себя что-нибудь ста­рое – это дослов­ный, а луч­ше ска­зать, каль­ки­ру­ю­щий пере­вод швед­ско­го фра­зео­ло­гиз­ма. При бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ока­зы­ва­ет­ся, что он тако­вым не явля­ет­ся, и при­том в несколь­ких отношениях.

Такое про­чте­ние искус­ствен­но кон­стру­и­ру­ет фра­зо­вый гла­гол dra över (sig) со зна­че­ни­ем ’наде­вать’. Ком­по­нент över в нашей идио­ме нетруд­но при­нять за после­лог, несу­щий уда­ре­ние и обра­зу­ю­щий с гла­го­лом еди­ное семан­ти­че­ское целое. Фра­зо­вый гла­гол dra över в швед­ском язы­ке в самом деле име­ет­ся, но зна­чит он нечто иное: ’затя­ги­вать­ся (по вре­ме­ни); тж. пре­вы­сить’. Напр., sammanträdet drog över (tiden) ’засе­да­ние затя­ну­лось (= вышло из регла­мен­та’). К нашей идио­ме это отно­ше­ния не име­ет. Абер­ра­ция воз­ни­ка­ет по-види­мо­му по ана­ло­гии с гла­го­ла­ми ta på / sätta på (sig), кото­ры­ми обыч­но обо­зна­ча­ет­ся наде­ва­ние одеж­ды, а ана­ло­гия – вслед­ствие того, что при бук­валь­ном пере­во­де иди­о­мы соче­та­нию något gammalt неиз­беж­но при­да­ет­ся пред­мет­ное зна­че­ние ’ста­рая одеж­да’: ника­ких пере­нос­ных зна­че­ний у выра­же­ния надеть на себя что-нибудь ста­рое или его вари­ан­тов в рус­ском язы­ке нет, как пока­за­но в пер­вой части ста­тьи. Över в нашей идио­ме не после­лог и не адвер­би­аль­ная части­ца, а пред­лог, а över sig при гла­го­ле dra – это обсто­я­тель­ствен­ное пред­лож­ное допол­не­ние. Функ­цию же пря­мо­го допол­не­ния, пред­ше­ству­ю­ще­го ему в этой кон­струк­ции, могут выпол­нять как пред­мет­ные, так и отвле­чен­ные име­на, но в обо­их слу­ча­ях кон­струк­ция жест­ко огра­ни­чи­ва­ет их семан­ти­ку. Как именно?

В круг упо­треб­ле­ний с пред­мет­ным объ­ек­том допус­ка­ют­ся толь­ко такие име­на, как filt, täcke, pläd; duk, presenning – то есть не одеж­да, а нечто «навле­ка­е­мое» поверх себя или пред­ме­та, нечто «наво­ла­ки­ва­е­мое», име­ю­щее топо­ло­гию покры­ва­ла. Такие упо­треб­ле­ния лише­ны каких бы то ни было пере­нос­ных зна­че­ний: они все­гда пони­ма­ют­ся бук­валь­но, при­чем этот бук­валь­ный смысл – вовсе не ’надеть на себя’, а ’накрыть­ся чем‑л.’. В пере­нос­ных упо­треб­ле­ни­ях, кото­рые в совре­мен­ном узу­се по-види­мо­му пре­об­ла­да­ют, эту пози­цию зани­ма­ет имя, обо­зна­ча­ю­щее нечто сугу­бо отри­ца­тель­ное для ста­ту­са субъ­ек­та (здесь им не может быть пред­мет, толь­ко лицо или лица): нечто такое, подо что он «под­пал» или, если угод­но, то, чем его «накры­ло». Соче­та­ние dra något över sig в таких слу­ча­ях упо­треб­ля­ет­ся мета­фо­ри­че­ски: в зна­че­нии ’навлечь на себя чье‑л. отри­ца­тель­ное отно­ше­ние и ока­зать­ся в при­ни­жен­ном или отвер­жен­ном поло­же­нии’, напр., dra Guds vrede / skam / vanära / löjets skimmer / förbannelse över sig, т.е. ”навлечь на себя Божий гнев / позор / бес­че­стье / осме­я­ние / проклятие”.

Эти два смыс­ла – пере­нос­ный ’навлечь на себя’ и пря­мой ’накрыть­ся’ – состо­ят в оче­вид­ном род­стве: оба санк­ци­о­ни­ро­ва­ны кон­струк­ци­ей att dra ngt (что‑л. накры­ва­ю­щее) över ngn (обыч­но sig) или ngt (накры­ва­е­мый пред­мет). Это род­ство доволь­но нагляд­но про­яв­ля­ет­ся в такой, напри­мер, паре, как dra skam över sig – покрыть себя позо­ром.

Выра­же­ние dra något gammalt över sig не упо­треб­ля­ет­ся в бук­валь­ном смыс­ле 1). Имен­ное соче­та­ние något gammalt не име­ет здесь ника­ко­го кон­крет­но­го зна­че­ния, уза­ко­нен­но­го кон­вен­ци­ей, как бес­че­стье или про­кля­тье. Когда оно втя­ну­то в эту кон­струк­цию на место пря­мо­го допол­не­ния, оно уже не может пони­мать­ся пред­мет­но, а упо­доб­ля­ет­ся «име­нам отвер­же­ния», о кото­рых ска­за­но выше, по сво­ей кате­го­ри­аль­ной семан­ти­ке. Оно, так ска­зать, под­чи­ня­ет­ся семан­ти­ке кон­струк­ции со зна­че­ни­ем ’навлечь на себя’. По сво­е­му кон­цеп­ту­аль­но­му содер­жа­нию оно не менее, а может быть и более слож­но, чем, ска­жем, vanära или förbannelse, но, в отли­чие от этих кон­цеп­тов, не име­ет лек­си­ка­ли­зо­ван­но­го неиди­о­ма­ти­че­ско­го выра­же­ния для смыс­ло­во­го ком­плек­са ’Cубъ­ект навле­ка­ет на себя реак­цию иро­ни­че­ско­го «изъ­я­тия из обра­ще­ния» (ср. с «осме­я­ни­ем» выше) как чего-то уста­рев­ше­го, неак­ту­аль­но­го, неумест­но­го в дан­ных обсто­я­тель­ствах. Или, как уже ска­за­но, нере­ле­вант­но­го.’ Кон­крет­ное же содер­жа­ние это­го отно­ше­ния сугу­бо ситу­а­тив­но и вся­кий раз тре­бу­ет от пере­вод­чи­ка нестан­дарт­ных решений.

Накры­ва­ясь «чем-нибудь ста­рым», субъ­ект вме­сте с тем исклю­ча­ет­ся из поля зре­ния – не в бук­валь­ном смыс­ле, конеч­но, а имен­но по при­чине его неак­ту­аль­но­сти и непри­част­но­сти к ситу­а­ции. Ему пред­ла­га­ют, реко­мен­ду­ют, его побуж­да­ют или же он по сво­ей воле пред­по­ла­га­ет «вый­ти из игры», уда­лить­ся из акту­аль­ной ситу­а­ции и, тем самым, из поля зре­ния оста­ю­щих­ся в ней участ­ни­ков. Отсю­да импли­ка­ту­ра «скрыть­ся с глаз», кото­рую сло­ва­ри выда­ют за экви­ва­лент, но кото­рый в дей­стви­тель­но­сти отра­жа­ет лишь один из семан­ти­че­ских аспек­тов кон­цеп­та иди­о­мы, пусть даже и «глав­ный».

Могут воз­ра­зить, что упо­мя­ну­тая выше смыс­ло­вая абер­ра­ция – при­пи­сы­ва­ние соче­та­нию dra över зна­че­ния ’надеть’ – мог­ла воз­ник­нуть по ана­ло­гии не с ta på, а с dra på, и что вари­ант пере­во­да натя­нуть на себя что-нибудь ста­рое как раз бук­ва­лен. В самом деле, гла­гол dra тоже упо­треб­ля­ет­ся с после­ло­гом – как в кон­крет­ном зна­че­нии ’натя­нуть на себя’ (одеж­ду, обувь: dra på sig tröjan/stövlar ’свитер/сапоги’), так и в пере­нос­ном ’навлечь на себя’ (dra på sig kritik/skulder ’критику/долги’). Послед­нее, одна­ко, толь­ко в смыс­ле ’сво­и­ми дей­стви­я­ми «при­тя­нуть» к себе’. Смыс­ло­вой эле­мент ’накрыть­ся’, при­вно­си­мый в иди­о­му пред­ло­гом över, в обо­их типах упо­треб­ле­ний dra på отсут­ству­ет. Даже такие с виду неот­ли­чи­мые выра­же­ния, как dra på sig gudarnas vrede и dra gudarnas vrede över sig, не тож­де­ствен­ны. Пер­вое по сво­ей топо­ло­ги­че­ской схе­ме подоб­но направ­лен­но­му век­то­ру, вто­рое – рас­про­стер­той поверх­но­сти: «при­вле­че­ние (к)» vs. «под­па­да­ние (под)». Что же каса­ет­ся гла­го­ла натя­нуть, то он может, разу­ме­ет­ся, упо­треб­лять­ся в зна­че­нии ’надеть’, при­чем объ­ек­том может быть толь­ко пред­мет одеж­ды или обу­ви (натя­нуть паль­то / сапо­ги / пер­чат­ки) и толь­ко «обла­ча­ю­щий», но не «покры­ва­ю­щий». Нель­зя, напри­мер, * натя­нуть шля­пу или накид­ку. Если же он упо­треб­ля­ет­ся в смыс­ле ‘накрыть­ся’, то толь­ко в соче­та­нии с допол­не­ни­ем на себя, а это неиз­беж­но зна­чит не про­сто ’накрыть­ся’ или ’укрыть­ся’, а еще акцен­ти­ро­вать это дей­ствие, то есть мар­ки­ро­вать при­ня­тие соот­вет­ству­ю­ще­го обли­ка 2). В кон­цеп­те иди­о­мы это­го эле­мен­та нет.

Пред­ла­гая пере­вод-каль­ку, – с тем, повто­ряю, что­бы с мак­си­маль­ной бли­зо­стью вос­про­из­ве­сти для чита­те­ля лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ский состав ори­ги­наль­но­го фра­зео­ло­гиз­ма, – мы вполне меха­ни­че­ски пере­да­ем dra över sig как натя­нуть на себя, а не накрыть­ся (чем‑л.) – так как это уже не было бы дослов­ным пере­во­дом. А это неиз­беж­но ассо­ци­и­ру­ет­ся с наде­ва­ни­ем одеж­ды с целью при­да­ния себе неко­то­ро­го жела­тель­но­го субъ­ек­ту обли­ка или ими­джа. Это­го в кон­цеп­те швед­ско­го фра­зео­ло­гиз­ма нет. В клас­се ситу­а­ций, в кото­рых умест­но его упо­треб­ле­ние, нет таких, в кото­рых субъ­ект пере­оде­ва­ет­ся для како­го-либо эффек­та (см. ч. 1).

Далее, при­ни­мая ком­по­нент något в соче­та­нии något gammalt за неопре­де­лен­ное место­име­ние и пере­во­дя по сло­ва­рю как что-нибудь ста­рое или какое-нибудь ста­рьё, мы опять-таки иска­жа­ем бук­валь­ный смысл фра­зео­ло­гиз­ма. У это­го эле­мен­та здесь осо­бая функ­ция. Он вовсе не озна­ча­ет ’что угод­но; все рав­но чтó, лишь бы ста­рое’. Это ско­рее место­именн­ное суще­стви­тель­ное со зна­че­ни­ем, сход­ным с ’нечто” или ’кое-что’– такое, что в каком-то смыс­ле зна­чи­мо. Гово­ря­щий иро­ни­че­ски при­зы­ва­ет адре­са­та выска­зы­ва­ния (воз­мож­но, и само­го себя) при­знать себя уста­рев­шим, неак­ту­аль­ным, неумест­ным – нере­ле­вант­ным – в том имен­но смыс­ле, вполне кон­крет­ном, какой пред­по­ла­га­ет­ся ситу­а­тив­ным кон­тек­стом. Оба зна­ют, чтó такое это «нечто». Напри­мер, в отрыв­ке Det är inget fel i att ibland gå hem och dra något gammalt över sig и т.д. (см. послед­ний при­мер в ч. II сло­вар­ной ста­тьи при сло­ве gammal) это само­устра­не­ние субъ­ек­та из акту­аль­но­го пуб­лич­но­го кон­тек­ста ценой доб­ро­воль­но­го при­ня­тия ста­ту­са неко­то­рой соци­аль­ной ущербности.

Пред­став­ля­ет­ся так­же, что в соста­ве иди­о­мы ком­по­нент något сохра­ня­ет в сво­ей семан­ти­ке, пусть и едва ощу­ти­мо, нечто от адвер­би­аль­но­го зна­че­ния малой сте­пе­ни, неболь­шо­го коли­че­ства. Это иро­ни­че­ски смяг­ча­ет ука­за­ние на нере­ле­вант­ность субъ­ек­та. Нашей идио­ме, как уже упо­ми­на­лось, не свой­ствен­на гру­бая уль­ти­ма­тив­ность. Во всех упо­треб­ле­ни­ях про­яв­ля­ет­ся модаль­ность поже­ла­ния, иро­ни­че­ской побу­ди­тель­но­сти или реко­мен­да­ции, но не пове­ли­тель­но­сти в смыс­ле кате­го­ри­че­ско­го тре­бо­ва­ния или при­ка­за 3).

* * *

Как видим, лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ская декон­струк­ция иди­о­мы в режи­ме дослов­но­го пере­во­да обна­ру­жи­ва­ет, что он толь­ко кажет­ся бук­валь­ным, а в дей­стви­тель­но­сти далек от точ­но­го соответствия.

Теперь, когда мы выяви­ли кон­цеп­ту­аль­ное содер­жа­ние раз­би­ра­е­мой иди­о­мы, вер­нем­ся к вопро­су о меха­низ­ме моти­ва­ции ее акту­аль­ных смыс­лов. Этот меха­низм непро­зра­чен, связь меж­ду заклю­чен­ным в идио­ме схе­ма­ти­че­ским обра­зом «натя­ги­ва­ния на себя ста­рья» и ее мно­го­чис­лен­ны­ми смыс­ло­вы­ми реа­ли­за­ци­я­ми в раз­лич­ных ситу­а­тив­ных кон­текстах отнюдь не явля­ет­ся непо­сред­ствен­но оче­вид­ной. Спо­соб­ность «усмот­ре­ния» этой свя­зи, пусть толь­ко инту­и­тив­но – это необ­хо­ди­мая пред­по­сыл­ка отыс­ка­ния опти­маль­ных вари­ан­тов перевода.

На пер­вый взгляд, ответ прост: имя это­му меха­низ­му – мета­фо­ра. Но мета­фо­ра чего?

Мета­фо­ре пола­га­ет­ся иметь два чле­на: то, исхо­дя из чего осмыс­ля­ет­ся нечто «из дру­гой опе­ры», и само это дру­гое. Ну, ска­жем, вино люб­ви. Любовь в неко­то­ром смыс­ле упо­доб­ля­е­стя вину – она «опья­ня­ет», но это, разу­ме­ет­ся, две раз­лич­ных сфе­ры когни­тив­но­го опы­та. Пер­вый член мета­фо­ры в нашей идио­ме нали­цо: ’натя­нуть на себя ста­рье зна­чит …’ Что имен­но? Вто­рой член не задан. Утвер­жда­ют, что под­ра­зу­ме­ва­ет­ся ’скрыть­ся с глаз’, ’при­дать себе непри­тя­за­тель­ный вид’, ’сту­ше­вать­ся’, ’ока­зать­ся отстра­нен­ным (avfärdas)’ и т.п. Ина­че гово­ря, вос­ста­нов­лен­ная до пол­но­ты, мета­фо­ра выгля­дит так: НАТЯНУТЬ НА СЕБЯ ЧТО-НИБУДЬ СТАРОЕ – ЗНАЧИТ СДЕЛАТЬСЯ НЕПРИМЕТНЫМ. О том, что смыс­ло­вой потен­ци­ал иди­о­мы нель­зя све­сти к одно­му мета­фо­ри­че­ско­му зна­че­нию, подроб­но ска­за­но в пер­вой части ста­тьи; повто­рять это нет нуж­ды. Доста­точ­но под­черк­нуть, что «натя­ги­ва­ние ста­рья» мета­фо­ри­зи­ру­ет­ся не в каком-либо кон­крет­ном зна­че­нии, а пред­став­ля­ет собой мета­фо­ру клас­са ситу­а­ций, обу­слов­ли­ва­ю­щих умест­ность упо­треб­ле­ния иди­о­мы. Чем имен­но харак­те­ри­зу­ют­ся ситу­а­ции это­го клас­са, мы стре­ми­лись выявить в ходе ана­ли­за кон­цеп­ту­аль­но­го содер­жа­ния идиомы.

С уче­том обя­за­тель­но при­су­щей выска­зы­ва­ни­ям с этой иди­о­мой модаль­но­сти, воз­ла­га­ю­щей «натя­ги­ва­ние ста­рья» на само­го субъ­ек­та, – в чем, разу­ме­ет­ся, про­яв­ля­ет­ся иро­ни­че­ское его уни­чи­же­ние или же само­ума­ле­ние, – мож­но было бы пред­ло­жить сле­ду­ю­щую фор­му­лу: ATT DRA NÅGOT GAMMALT ÖVER SIG ÄR ATT MEDGE SIN IRRELEVANS I SAMMANHANGET (’натя­нуть на себя что-нибудь ста­рое – зна­чит при­знать свою нере­ле­вант­ность в акту­аль­ном кон­тек­сте’). То есть сфор­му­ли­ро­вать имен­но мета­фо­ру клас­са ситу­а­ций, кото­рая может реа­ли­зо­вать­ся в раз­ных зна­че­ни­ях в зави­си­мо­сти от праг­ма­ти­ки, будь то ’скрыть­ся с глаз’ или, в дру­гом вари­ан­те, ’сде­лать­ся непри­мет­ным’, ’сту­ше­вать­ся, сде­лать­ся незна­чи­тель­ным’, ’при­знать себя уста­рев­шим, уйти со сце­ны’ и т.д. и т.п. Это, одна­ко, не вся исти­на о меха­низ­ме образ­ной мотивации.

Подоб­но тому, как греш­ник навле­ка­ет на себя гнев Божий, а него­дяй – бес­че­стие, тот или то, к кому или чему отно­сит­ся выска­зы­ва­ние с этой иди­о­мой, навле­ка­ет на себя ста­тус «кое-чего ста­ро­го». И обе­им сто­ро­нам извест­но, чего имен­но. Напри­мер, субъ­ект «неак­туа­лен», пото­му что несет баналь­ную чушь, нечто всем дав­но извест­ное, или пере­жил само­го себя, как фут­бо­лист или актер из при­ме­ров в моей сло­вар­ной ста­тье, или он не хочет боль­ше «све­тить­ся» в пуб­лич­ном поле … Något gammalt мета­фо­ри­че­ски обо­зна­ча­ет то, что состав­ля­ет кон­крет­ное содер­жа­ние нере­ле­вант­но­сти субъ­ек­та в акту­аль­ной сита­ции: он уста­рел, остал от жиз­ни, нену­жен, неин­те­ре­сен, бана­лен, его мне­ния неумест­ны, он устал быть на виду – содер­жа­ние, кото­рое варьи­ру­ет­ся в зави­си­мо­сти от праг­ма­ти­ки ситу­а­ций. Вме­сте с тем, мета­фо­ри­че­ское выра­же­ние ослож­не­но мето­ни­ми­ей: содер­жа­ние нере­ле­вант­но­сти субъ­ек­та, обу­слов­лен­ное праг­ма­ти­кой ситу­а­ции, пере­но­сит­ся на само­го субъ­ек­та как иро­ни­че­ское обо­зна­че­ние его ста­ту­са. Это он нере­ле­ван­тен и неуме­стен в сво­ем ста­ту­се «чего-то ста­ро­го» по отно­ше­нию к акту­аль­но­му поло­же­нию вещей. Мето­ни­ми­че­ский пере­нос опо­сре­до­ван мета­фо­рой. Мета­фо­ра «накры­ва­ет» субъ­ек­та «чем-то ста­рым», мето­ни­мия дела­ет «чем-то ста­рым» его самого.

Подоб­но тому, как шля­па может заме­щать обо­зна­че­ние чело­ве­ка, харак­те­ри­зу­е­мо­го как рази­ня или непри­спо­соб­лен­ный ител­ли­ген­тиш­ка, något gammalt при посред­стве мета­фо­ры мето­ни­ми­че­ски заме­ща­ет обо­зна­че­ние чело­ве­ка (или эллип­ти­че­ски – под­ра­зу­ме­ва­е­мо­го субъ­ек­та, если выска­зы­ва­ние отно­сит­ся к нели­цу, как в при­ме­рах про litteraturkanon и simpel konjak), харак­те­ри­зу­е­мо­го как «нере­ле­вант­ный» (уста­рев­ший, ненуж­ный, «глу­по­ва­то-неле­пый», как в при­ме­ре про швед­ско­го редак­то­ра, не зна­ю­ще­го, что Аапуа – это посе­лок на севе­ре стра­ны, а не ост­ров в южных морях, и т.п.).

Таким пред­став­ля­ет­ся мне меха­низм моти­ва­ции мно­го­раз­лич­ных смыс­ло­вых реа­ли­за­ций иди­о­мы, заклю­чен­ный в обра­зе «натя­ги­ва­ния на себя ста­рья». Оста­ет­ся доба­вить, что прак­ти­че­ский пере­вод­чик не может, да и не дол­жен, зани­мать­ся таким дотош­ным ана­ли­зом каж­до­го неудо­бо­пе­ре­во­ди­мо­го фраг­мен­та ори­ги­на­ла. Ему нуж­но «все­го лишь» осво­ить кон­цеп­ту­аль­ный под­ход к пере­во­ду. Это­му посвя­ще­на моя кни­га «Пере­во­ди не сло­ва, а смысл», вышед­шая почти одно­вре­мен­но в Москве и Сток­голь­ме вес­ной это­го года 4).

___________________________

1)  За исклю­че­ни­ем ред­ких слу­ча­ев обыг­ры­ва­ния иди­о­мы, как опи­са­но в пер­вой части статьи.

2)  Тол­ко­вый сло­варь рус­ско­го язы­ка опре­де­ля­ет натя­нуть как ’надеть, при­ло­жив неко­то­рые уси­лия’. Это, стро­го гово­ря, не вполне точ­но: натя­нуть может озна­чать поспеш­ность или небреж­ность при оде­ва­нии и не пред­по­ла­гать каких-либо уси­лий. Но в сло­ва­ре при­во­дит­ся и зна­че­ние ’потя­нув на себя, укрыть­ся’. Ком­по­нент на себя в этом слу­чае обя­за­те­лен, и не слу­чай­но это зна­че­ние иллю­стри­ру­ет­ся при­ме­ром Натя­нуть на себя оде­я­ло. Без это­го ком­по­нен­та соче­та­ние натя­нуть оде­я­ло было бы умест­но раз­ве что в ситу­а­ции, когда оде­я­ло рас­тя­ги­ва­ют меж­ду каки­ми-то опорами.

3)  При­ме­ры ее «руга­тель­но­го» упо­треб­ле­ния, кото­рые сле­до­ва­ло бы пере­во­дить как сгинь! про­па­ди! уби­рай­ся! и т.п., встре­ча­ют­ся, но они для нее не харак­тер­ны. Таков, в част­но­сти, при­мер Du din usling .., при­ве­ден­ный в моей сло­вар­ной ста­тье, но он нети­пи­чен. Отме­чу, что хотя он мною не выду­ман, он не взят из како­го-либо тек­ста, а заим­ство­ван из швед­ско­го Wiktionary, и есть осно­ва­ния сомне­вать­ся в его аутен­тич­но­сти. По-швед­ски нель­зя ска­зать * Han måste dra något gammalt över sig.

4)  Повто­ряю ссыл­ку для инте­ре­су­ю­щих­ся когни­тив­ным под­хо­дом к пере­во­ду: «Пере­во­ди не сло­ва а смысл. Мастер-класс по пись­мен­но­му пере­во­ду неху­до­же­ствен­но­го тек­ста (на мате­ри­а­ле швед­ско­го язы­ка). Тео­рия и прак­ти­ка кон­цеп­ту­аль­но­го пере­во­да». М.: Флин­та / Сток­гольм: Interword, 2020.

О «старом»:
Часть 2: 2 комментария

  1. Как все­гда позна­ва­тель­но и инте­рес­но зна­ко­мить­ся с ваши­ми ста­тья­ми и пуб­ли­ка­ци­я­ми. В отно­ше­нии затро­ну­то­го иди­о­ма­ти­че­ско­го выра­же­ния, мне кажет­ся, име­ет­ся целый ряд подоб­ных рус­ских поже­ла­ний — мол­чать в тря­поч­ку (или про­сто — про/помолчать), схо­дить в баню, пой­ти про­вет­рить­ся, поза­го­рать, отдох­нуть в тени, не напря­гать­ся, попа­дать паль­цем в небо, пой­ти умыть­ся, про­те­реть гла­за, окстить­ся, или про­сто — сдохнуть..

    1. Бес­спор­но, каж­дое (или почти каж­дое) из этих выра­же­ний может ока­зать­ся умест­ным при пере­во­де швед­ской иди­о­мы, но это все­гда будут реше­ния ad hoc, такие, кото­рые более или менее соот­вет­ству­ют дан­но­му ситу­а­тив­но­му кон­тек­сту. Но имен­но более или менее. Они пере­да­ют, ска­жем, идею ‘avfärda’, в том чис­ле, и иро­ни­че­ски, но не то уни­каль­ное, что есть в кон­цеп­те швед­ской иди­о­мы: något gammalt в ней — очень спе­ци­фи­че­ский спо­соб исклю­че­ния субъ­ек­та из акту­аль­ной ситу­а­ции. Кон­цеп­ту­аль­но­го соот­вет­ствия нет, но част­ных “экви­ва­лен­тов” сколь­ко угод­но. Как раз об этом — о неза­кры­том смыс­ло­вом потен­ци­а­ле швед­ско­го фра­зео­ло­гиз­ма — я и писал, и о том, что “схва­ты­ва­ние” уни­каль­ной спе­ци­фи­ки иди­о­мы помо­га­ет пере­вод­чи­ку выбрать опти­маль­ный вари­ант в каж­дом кон­крет­ном случае.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *