Сказать неложно …

Так назы­ва­е­мым «лож­ным дру­зьям пере­вод­чи­ка» – лек­си­че­ским еди­ни­цам  двух язы­ков, сов­па­да­ю­щим по фор­ме и пото­му лег­ко, и часто оши­боч­но, отож­деств­ля­е­мым по зна­че­нию – посвя­ще­на обшир­ная лите­ра­ту­ра, гла­вы мно­гих посо­бий по пере­во­ду и даже спе­ци­аль­ные сло­ва­ри. Меж­ду тем, ни одна еди­ни­ца чужо­го язы­ка, будь то сло­во, фра­зео­ло­гизм или кон­струк­ция, не быва­ет вполне тож­де­ствен­на по усло­ви­ям упо­треб­ле­ния какой-либо еди­ни­це сво­е­го, и в этом смыс­ле и общий дву­языч­ный сло­варь едва ли не весь состо­ит из лож­ных друзей.

Это отно­сит­ся и к тер­ми­нам, в осо­бен­но­сти из таких отрас­лей, кото­рые отли­ча­ют­ся наци­о­наль­ной спе­ци­фи­кой. В этой замет­ке речь пой­дет об одном таком тер­мине из обла­сти швед­ско­го семей­но­го пра­ва, кото­рый в послед­нее вре­мя стал доволь­но часто мель­кать на стра­ни­цах газет, увы, в кон­тек­сте удру­ча­ю­щих обсто­я­тельств. Спер­ва неболь­шой дай­джест по мате­ри­а­лам швед­ской прессы:’

En liten flicka adopterades av ett svenskt par från sitt ursprungsland Ryssland genom en så kallad enskild adoption. Hon var två och ett halvt år gammal när hennes mamma hastigt avled. Någon pappa fanns inte med i bilden, däremot en mor­bror som bor i Sverige. Efter ett och halvt år ”ångrade” sig adoptivföräldrarna och lämnade barnet tillbaka till ett ryskt barnhem.
[Девоч­ку двух с поло­ви­ной лет из Рос­сии удо­че­ри­ла швед­ская пара при посред­стве про­це­ду­ры, назы­ва­е­мой enskild adoption. У нее ско­ро­по­стиж­но скон­ча­лась мать, а отца не было. Но был дядя в Шве­ции, брат мате­ри. Одна­ко спу­стя пол­то­ра года при­ем­ные роди­те­ли «пере­ду­ма­ли» и вер­ну­ли ребен­ка в рос­сий­ский детдом.]

Эта исто­рия, кото­рая нико­го не оста­вит без­участ­ным, полу­чи­ла резо­нанс в Рос­сии, и инфор­ма­цию о ней из швед­ских СМИ пере­во­ди­ли и пуб­ли­ко­ва­ли уже не раз. Как пере­вод­чи­ка мое вни­ма­ние при­влек выде­лен­ный тер­мин (его я пока пред­на­ме­рен­но оста­вил без пере­во­да). При­влек не толь­ко пото­му, что он был бы уме­стен в моем швед­ско-рус­ском сло­ва­ре по юри­ди­че­ской и обще­ствен­но-поли­ти­че­ской тема­ти­ке. В суще­ству­ю­щих сло­ва­рях его «само собой разу­ме­ет­ся» нет, и в новое изда­ние ”Samhällsordbok” я его вклю­чу. Была и не столь три­ви­аль­ная при­чи­на, с пере­вод­че­ской точ­ки зре­ния прин­ци­пи­аль­ная. Она вско­ре ста­нет понятна.

Что дела­ет пере­вод­чик, не най­дя гото­во­го экви­ва­лен­та в сло­ва­рях? Он может попы­тать­ся отыс­кать тер­мин в швед­ско-англий­ских или швед­ско-немец­ких лек­си­ко­гра­фи­че­ских источ­ни­ках. Этот путь, одна­ко, если и про­хо­дим, тре­бу­ет боль­шой осто­рож­но­сти. В част­но­сти, выра­же­ние private adoption, упо­треб­ля­е­мое в аме­ри­кан­ской прак­ти­ке, на кото­рое лег­ко может набре­сти пере­вод­чик, никак не сов­па­да­ет со швед­ским по содер­жа­нию поня­тия. Им обо­зна­ча­ет­ся про­це­ду­ра усы­нов­ле­ния при посред­стве част­но­го агент­ства, лицен­зи­ро­ван­но­го госу­дар­ством, тогда как швед­ский тер­мин, как мы сей­час уви­дим, зна­чит нечто пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. К тому же путь через язык-посред­ник ред­ко помо­га­ет при пере­во­де спе­ци­аль­ной лек­си­ки, име­ю­щей наци­о­наль­но-спе­ци­фи­че­ский харак­тер: по соста­ву, объ­е­му и содер­жа­нию поня­тий пра­во­вые систе­мы раз­ных стран, в том чис­ле, Шве­ции и Рос­сии, весь­ма раз­лич­ны, даже если у ино­языч­но­го тер­ми­на есть кажу­щий­ся оче­вид­ным экви­ва­лент в язы­ке пере­во­да. Это имен­но такой случай.

Не пре­успев в поис­ках экви­ва­лен­та по сло­ва­рям, пере­вод­чик может поис­кать что-то под­хо­дя­щее в рус­ско­языч­ных текстах, сопо­ста­ви­мых по тема­ти­ке или пря­мо инфор­ми­ру­ю­щих об этом сюже­те. Таких сооб­ще­ний, как я уже отме­тил, появи­лось мно­же­ство, в основ­ном, пере­во­ды из швед­ских источ­ни­ков. Что же в них? – Инди­ви­ду­аль­ное усы­нов­ле­ние. Каза­лось бы, соот­вет­ствие най­де­но: под этим пони­ма­ет­ся усы­нов­ле­ние «напря­мую», без посред­ни­че­ства агент­ства – как, вро­де бы, и по-швед­ски. Тем не менее, сход­ство дале­ко не пол­ное и не точ­ное. Во-пер­вых, соче­та­ние инди­ви­ду­аль­ное усы­нов­ле­ние не тер­ми­но­ло­гич­но, най­ти его в нор­ма­тив­ных доку­мен­тах мне не уда­лось. Если оно и при­ме­ня­ет­ся, то раз­ве что в отно­ше­нии поряд­ков при родо­вом строе. Во-вто­рых, оно крайне неин­ту­и­тив­но, непро­зрач­но по смыс­лу. В‑тре­ть­их, оно пред­по­ла­га­ет совер­шен­но чуж­дый швед­ским реа­ли­ям пра­г­матический под­текст: стрем­ле­ние рос­сий­ской вла­сти запре­тить вся­кую част­ную ини­ци­а­ти­ву в этой сфере.

Отме­чу, одна­ко, что про­фес­си­о­наль­ный пере­вод­чик не столь­ко ищет гото­вые реше­ния, сколь­ко стре­мит­ся уло­вить уни­каль­ную смыс­ло­вую спе­ци­фи­ку чужо­го сло­ва. Поэто­му он не пре­ми­нет обра­тить­ся к швед­ским источ­ни­кам. Поиск по ресур­сам швед­ско­го сег­мен­та интер­не­та без тру­да обна­ру­жит этот тер­мин на сай­те Myndigheten för familjerätt och föräldraskapsstöd (MfOF), глав­но­го госу­дар­ствен­но­го орга­на по делам об опе­ке над детьми и усы­нов­ле­нии, на сай­те Госу­дар­ствен­но­го мигра­ци­он­но­го управ­ле­ния и мн. др. Мини­маль­но необ­хо­ди­мые све­де­ния мож­но най­ти даже в общей ста­тье ”Ad­op­tion” в швед­ской Вики­пе­дии. Выяс­нит­ся, что речь и в самом деле идет об усы­нов­ле­ни­ях напря­мую, без посред­ни­че­ско­го уча­стия какой-либо упол­но­мо­чен­ной орга­ни­за­ции, но толь­ко в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, как пра­ви­ло, если усы­но­ви­те­ли при­хо­дят­ся род­ствен­ни­ка­ми ребенку.

Уяс­нив таким обра­зом смысл пере­во­ди­мо­го выра­же­ния, пере­вод­чик может при­нять в каче­стве рабо­чей гипо­те­зы сло­во­со­че­та­ние част­ное усы­нов­ле­ние. После чего он обя­зан про­ве­рить, насколь­ко это допу­сти­мо с точ­ки зре­ния тер­ми­но­ло­гии, при­ня­той в этой отрас­ли пра­во­вых отно­ше­ний в Рос­сии. Если ока­жет­ся, что такой тер­мин суще­ству­ет, то нуж­но удо­сто­ве­рить­ся, что по сво­е­му поня­тий­но­му содер­жа­нию он согла­су­ет­ся со швед­ским. В дан­ном слу­чае это выра­же­ние и в самом деле упо­треб­ля­ет­ся, но оно име­ет иной смысл, ско­рее аме­ри­кан­ский (’агент­ское усы­нов­ле­ние’) и, тем самым, пря­мо про­ти­во­по­лож­ный швед­ско­му! Поэто­му упо­тре­бить его в пере­во­де мы не можем. Одна­ко, выяс­няя эти отли­чия, пере­вод­чик непре­мен­но набре­дет на тип усы­нов­ле­ния, кото­рый в Рос­сии назы­ва­ют «само­сто­я­тель­ное усы­нов­ле­ние», то есть опять-таки без помо­щи агент­ства. Это уже бли­же к истине, но все еще неточ­но. В Шве­ции ника­кая само­де­я­тель­ность это­го рода не допус­ка­ет­ся. Уча­стие упол­но­мо­чен­но­го агент­ства в прин­ци­пе обя­за­тель­но, и аль­тер­на­тив­ный путь, enskild adoption, допус­ка­ет­ся лишь в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, при­чем про­вер­ка ком­пе­тент­но­сти усы­но­ви­те­лей (lämp­lig­hets­pröv­ning) про­из­во­дит­ся так же, как и в общем слу­чае. Поэто­му, что­бы дистан­ци­ро­вать­ся от сто­рон­них ассо­ци­а­ций, мож­но пред­ло­жить вари­ант усы­нов­ле­ние в част­ном поряд­ке. При необ­хо­ди­мо­сти этот пере­вод, все еще не даю­щий пол­но­го пред­став­ле­ния о содер­жа­нии швед­ско­го тер­ми­на, мож­но, разу­ме­ет­ся допол­нить крат­ким пояс­не­ни­ем в снос­ке, ука­зы­ва­ю­щим, что оно про­во­дит­ся под над­зо­ром офи­ци­аль­ных органов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *