Слово о словах: FÖRKOVRAN

В преды­ду­щем посте («В поис­ках новой фор­мы», 16/08) я писал, что допол­не­ния к мое­му сло­ва­рю я буду отныне пуб­ли­ко­вать не спис­ком, а в жан­ре «сло­ва о сло­вах», и что наме­рен начать со сло­ва förkovran. Пред­ла­гаю теперь ваше­му вни­ма­нию ста­тью об этом сло­ве, первую в новой руб­ри­ке. В сокра­щен­ном виде она уже опуб­ли­ко­ва­на на фейсбуке.

В упо­мя­ну­той замет­ке я упо­тре­бил выра­же­ние для обще­го раз­ви­тия чита­ю­щей пуб­ли­ки. Упо­тре­бил, вовсе не помыш­ляя об этой ста­тье, одна­ко тут же поду­мал, что в моем рече­вом замыс­ле был бы уме­стен экви­ва­лент швед­ско­го сло­ва förkovran, выра­жа­ю­ще­го в точ­но­сти то, что мне там было нуж­но, и к тому же с несколь­ко ста­ро­мод­ным, сти­ли­зи­ру­ю­щим оттен­ком. По-швед­ски мог­ли бы ска­зать för läsande allmänhetens förkovran. Но тако­го экви­ва­лен­та по-рус­ски нет. И хотя вари­ант пере­во­да раз­ви­тие в швед­ско-рус­ском Norstedts’e име­ет­ся, упо­тре­бить его «как есть», в неиз­мен­ном виде вряд ли мож­но: ?? для раз­ви­тия чита­ю­щей пуб­ли­ки.

Ника­ко­го «раз­ви­тия пуб­ли­ки», даже с кон­кре­ти­за­ци­ей чита­ю­щей, быть, конеч­но, не может, но мож­но повы­шать, раз­ви­вать то, чем она в какой-то мере уже обла­да­ет – некий сред­ний куль­тур­ный уро­вень. Поэто­му добав­ле­ние при­ла­га­тель­но­го общее во фра­зу, отме­чен­ную выше зна­ка­ми вопро­са, дела­ет ее при­ем­ле­мой: соче­та­ни­ие общее раз­ви­тие как раз под­ра­зу­ме­ва­ет этот исход­ный уровень.

Два дру­гих зна­че­ния, при­во­ди­мых в шв.-рус. сло­ва­ре, совер­шен­ство­ва­ние и улуч­ше­ние, были бы в этой фра­зе и вовсе неумест­ны. И это, разу­ме­ет­ся, не един­ствен­ный род упо­треб­ле­ний сло­ва förkovran, для кото­ро­го в сло­ва­ре не оты­щет­ся при­год­но­го вари­ан­та. Во мно­гих слу­ча­ях при пере­во­де могут пона­до­бить­ся выра­же­ния, часто неод­но­слов­ные (по типу для обще­го раз­ви­тия выше), с дру­ги­ми сло­ва­ми «сход­ной» семан­ти­ки, таки­ми, напри­мер, как уве­ли­че­ние, рост, повы­ше­ние, при­бав­ле­ние, и даже таки­ми «дале­ко­ва­ты­ми», как про­све­ще­ние, обра­зо­ва­ние, вос­пи­та­ние. Мож­но даже при­ве­сти при­ме­ры, вро­де не тако­го уж ред­ко­го nationens förkovran, при пере­во­де кото­рых было бы умест­но сло­во про­гресс.

Cпи­сок «сино­ни­мов» мож­но было бы про­дол­жать и даль­ше, вплоть до пол­но­го разъ­еда­ния кон­цеп­ту­аль­ной спе­ци­фи­ки швед­ско­го сло­ва «сино­ни­ми­том», этой болез­нью тра­ди­ци­он­но­го сло­ва­ря 1). Каж­дый из этих «экви­ва­лен­тов» может ока­зать­ся умест­ным в той или иной част­ной реа­ли­за­ции кон­цеп­та швед­ско­го сло­ва, но ни с одним из них это сло­во не состав­ля­ет тож­де­ства. Что förkovran – это не совсем ’раз­ви­тие’, не совсем ’улуч­ше­ние’ и т.д., сви­де­тель­ству­ют хотя бы выра­же­ния вида hästavelns förkovran och förbättring или studenternas förkovran och utveckling, таких мно­же­ство, в кото­рых чле­ны пар чем-то все же различаются.

Что же дела­ет воз­мож­ным и допу­сти­мым упо­треб­ле­ние сло­ва förkovran во всех этих зна­че­ни­ях, ино­гда весь­ма дале­ких друг от дру­га, и при каких усло­ви­ях, в каких гра­ни­цах? – Они могут воз­ни­кать в кон­тек­сте ситу­а­ций, осмыс­ля­е­мых гово­ря­щи­ми как ПРИРАЩЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО ИЛИ ДУХОВНОГО «ИМУЩЕСТВА» СУБЪЕКТА. Это не про­сто рост, раз­ви­тие или совер­шен­ство­ва­ние, а имен­но прирост, даль­ней­шее раз­ви­тие, усовер­шен­ство­ва­ние (т.е. как бы «при­бав­ле­ние совершенства»).

Имен­но идея ’при­ра­ще­ния иму­ще­ства’ – в бук­валь­ном ли зна­че­нии, почти исчез­нув­шем из язы­ка, но эти­мо­ло­ги­че­ски пер­вом, или в раз­вив­ших­ся из него мета­фо­ри­че­ских упо­треб­ле­ни­ях в совре­мен­ном узу­се, име­ю­щих в виду даль­ней­шее про­дви­же­ние субъ­ек­та «к вер­ши­нам» зна­ния, мастер­ства или духов­но­го совер­шен­ства – явля­ет­ся цен­траль­ной в кон­цеп­те FÖRKOVRAN. На это меня навел вопрос, задан­ный одним из моих дру­зей на фейс­бу­ке: как пони­мать тер­мин förkovran в сле­ду­ю­щем отрыв­ке из зако­на о наследовании:

Överstiger boets värde vid efterlevande makens död dess värde vid den först avlidnes frånfälle, skall denna förkovran tilläggas den efterlevandes arvingar, såvitt visas att egendom till motsvarande värde tillfallit den efterlevande i arv, gåva eller testamente eller ock må antagas att boets förkovran härrör från förvärvsarbete, som efter den först avlidne makens död drivits av den efterlevande. [Ärvdabalk kap. 3, 4§; 1958]

Совер­шен­но оче­вид­но, что это сло­во име­ет здесь мате­ри­аль­ный, «при­об­ре­та­тель­ский» смысл:

Если по смер­ти пере­жив­ше­го супру­га сто­и­мость его доли иму­ще­ства вырос­ла по срав­не­нию с тем, что ему при­над­ле­жа­ло на момент смер­ти супру­га, умер­ше­го пер­вым, то этот при­рост отхо­дит к наслед­ни­кам пере­жив­ше­го, при усло­вии, что при­рост сто­и­мо­сти иму­ще­ства пере­жив­ше­го супру­га воз­ник вслед­ствие полу­че­ния им наслед­ства, дара или по заве­ща­нию, либо есть так­же осно­ва­ния пола­гать, что источ­ни­ком при­ро­ста была тру­до­вая дея­тель­ность, кото­рой пере­жив­ший супруг зани­мал­ся после смер­ти скон­чав­ше­го­ся ранее. [пере­вод мой – Е.Р.] 2)

Нече­го и гово­рить, что зна­че­ния, в кото­ром упо­треб­ле­но сло­во förkovran в этом изви­ли­стом и арха­ич­ном по сти­лю тек­сте, в швед­ско-рус­ском сло­ва­ре нет. Нет его и в швед­ско-англий­ском, и даже в боль­шом тол­ко­вом сло­ва­ре швед­ско­го язы­ка. Это объ­яс­ни­мо. Оно уста­ре­ло, и если и сохра­ни­лось, то раз­ве что в юри­ди­че­ском жар­гоне, стиль кото­ро­го чрез­вы­чай­но консервативен.

Вот еще образ­чик это­го стиля:

(о нов­ше­стве в уста­нов­ле­ни­ях о рас­тор­же­нии бра­ка, пред­ло­жен­ном Комис­си­ей по семей­но­му зако­но­да­тель­ству в под­го­тов­лен­ном ею отче­те «Äktenskapsrätt») En annan nyhet är, att när make till väsentlig del bidragit till förkovran av andra makens enskilda egendom eller annan egendom som ej skall ingå i bodelningen, han skall äga erhålla gottgörelse medhögst hälften av värdeökningen. (Svensk Juristtidning, 1964) – Еще одно нов­ше­ство заклю­ча­ет­ся в том, что если один из супру­гов в суще­ствен­ной мере спо­соб­ство­вал уве­ли­че­нию отдель­ной соб­ствен­но­сти дру­го­го супру­га или какой-либо дру­гой его соб­ствен­но­сти, не явля­ю­щей­ся их общим иму­ще­ством, под­ле­жа­щим раз­де­лу, то он дол­жен иметь пра­во на ком­пен­са­цию в раз­ме­ре до поло­ви­ны при­ро­ста сто­и­мо­сти.

Но имен­но этот пер­во­на­чаль­ный смысл 3) луч­ше при­бли­жа­ет нас к схва­ты­ва­нию кон­цеп­ту­аль­ной спе­ци­фи­ки это­го сло­ва, чем нани­зы­ва­ние сино­ни­мов. Разу­ме­ет­ся, в зави­си­мо­сти от харак­те­ра опи­сы­ва­е­мой ситу­а­ции в фоку­се вни­ма­ния могут ока­зать­ся раз­лич­ные ее гра­ни и, сле­до­ва­тель­но, реа­ли­зу­ют­ся – в рам­ках это­го кон­цеп­та! – раз­ные зна­че­ния, но идея при­ра­ще­ния в нем цен­траль­на, пусть и в мета­фо­ри­че­ски пре­вра­щен­ном виде. К чести тол­ко­во­го сло­ва­ря швед­ско­го язы­ка, этот момент в нем отме­чен при ста­тье гла­го­ла förkovra, хотя лишь кос­вен­но и толь­ко как неоснов­ной при­знак при­ме­ни­тель­но к кру­гу пере­нос­ных зна­че­ний: utveckla (kunskaper eller färdigheter) till det bättre v̲a̲n̲l̲i̲g̲e̲n̲ ̲f̲r̲å̲n̲ ̲e̲t̲t̲ ̲g̲a̲n̲s̲k̲a̲ ̲b̲r̲a̲ ̲u̲t̲g̲å̲n̲g̲s̲l̲ä̲g̲e̲ (т.е. ’обыч­но из непло­хо­го исход­но­го поло­же­ния’). Впро­чем, эти зна­че­ния по-види­мо­му уже не ощу­ща­ют­ся носи­те­лем язы­ка как переносные.

ИТАК:

  1. Идея при­ра­ще­ния при­ме­ни­тель­но к осмыс­ле­нию опи­сы­ва­е­мой ситу­а­ции явля­ет­ся обя­за­тель­ным усло­ви­ем умест­но­сти упо­треб­ле­ния сло­ва förkovran. Но не единственным.
  2. Это все­гда такое при­ра­ще­ние, кото­рое идет субъ­ек­ту во благо.
  3. Еще одно необ­хо­ди­мое усло­вие: förkovran упо­треб­ля­ет­ся толь­ко при­ме­ни­тель­но к лицу 4), тогда как раз­ви­вать, совер­шен­ство­вать и улуч­шать мож­но все что угод­но. Этим лицом чаще явля­ет­ся инди­вид, но неред­ко и кол­лек­тив­ный субъ­ект (folket, allmänheten, nationen). В этом слу­чае förkovran может иметь в виду при­рост одно­вре­мен­но мате­ри­аль­но­го и куль­тур­но­го бла­го­со­сто­я­ния народа.
  4. Нако­нец, обя­за­тель­ным усло­ви­ем упо­треб­ле­ния это­го сло­ва, усло­ви­ем дис­кур­сив­ным, явля­ет­ся оце­ноч­ность выска­зы­ва­ния с ним; оно все­гда пред­по­ла­га­ет некое воз­вы­ше­ние субъ­ек­та, так ска­зать, «повы­ше­ние в ста­ту­се». Отсю­да сти­ли­сти­че­ская необи­ход­ность таких выска­зы­ва­ний или даже неко­то­рая «при­под­ня­тость» над ней­траль­ным стилем.

Теперь мы зна­ем, чем моти­ви­ро­ва­ны все «спо­со­бы экс­плу­а­та­ции» кон­цеп­та сло­ва förkovran гово­ря­щи­ми. В его гра­ни­цах, в пре­де­лах опи­сан­ных выше усло­вий умест­но­сти упо­треб­ле­ния это­го сло­ва, гово­ря­щий спо­со­бен порож­дать раз­лич­ные смыс­лы – в зави­си­мо­сти от того, чтó имен­но «при­рас­та­ет», кому во бла­го идет этот при­рост, про­ис­хо­дит ли он целе­на­прав­лен­но, то есть по чьей-либо воле или ини­ци­а­ти­ве, или же в силу каких-то объ­ек­тив­ных обсто­я­тельств, кто его субъ­ект, инди­вид или соби­ра­тель­ное лицо. Соот­вет­ствен­но при пере­во­де воз­мож­ны весь­ма раз­лич­ные вер­ба­ли­за­ции этих смыслов.

В совре­мен­ном узу­се сло­во förkovran упо­треб­ля­ет­ся почти исклю­чи­тель­но в пере­нос­ных зна­че­ни­ях, хотя их мета­фо­рич­ность прак­ти­че­ски стер­та. При­му­ще­ствен­но они свя­за­ны, как уже отме­ча­лось, с кон­тек­ста­ми о даль­ней­шем при­об­ре­те­нии субъ­ек­том зна­ний, опы­та, раз­ви­тии навы­ков, усо­вер­шен­ство­ва­ни в каком-либо деле, ремес­ле, мастер­стве, повы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции, нара­щи­ва­нии ком­пе­тен­ции и т.п. (т.е. ”utveckling av kunskaper eller färdigheter”, как ска­за­но в тол­ко­вом сло­ва­ре), а так­же о само­со­вер­шен­ство­ва­нии, раз­ви­тии лич­но­сти. Если же речь идет о кол­лек­тив­ном субъ­ек­те-наро­де, наро­до­на­се­ле­нии, нации, пуб­ли­ке или, ска­жем, сту­ден­че­стве, уча­щих­ся (в их сово­куп­но­сти), то име­ет­ся в виду повы­ше­ние «сред­не­го уров­ня» обра­зо­ван­но­сти, куль­ту­ры, циви­ли­зо­ван­но­сти тако­го субъ­ек­та. В этой кате­го­рии упо­треб­ле­ний сло­во förkovran неред­ко име­ет несколь­ко арха­и­зи­ру­ю­щий харак­тер или слу­жит для целей сти­ли­за­ции, что свя­за­но, по-види­мо­му, как с необи­ход­но­стью таких сло­во­упо­треб­ле­ний, так и с исто­ри­че­ской памя­тью языка.

При­ве­ду еще два-три при­ме­ра не самых кон­вен­ци­он­ных упо­треб­ле­ний, без даль­ней­ших ком­мен­та­ри­ев [в моих пере­во­дах – Е.Р.; обра­ти­те вни­ма­ние, что они, за одним исклю­че­ни­ем, заим­ство­ва­ны из тек­стов более чем полу­ве­ко­вой дав­но­сти, хотя все еще могут встре­тить­ся в совре­менн­ных текстах]:

En förbättring av sederna och moralen måste ha sin förankring i religionen, om det skulle bli något bevänt med folkets förkovran. – Улуч­ше­ние нра­вов и обы­ча­ев долж­но иметь сво­им осно­ва­ни­ем рели­гию. Толь­ко тогда мож­но гово­рить о поль­зе народ­но­го про­све­ще­ния. [Этот при­мер и сле­ду­ю­щий из кни­ги о кар­ди­на­ле Рише­лье и его поли­ти­че­ском насле­дии: Sven Wikberg. Den store kardinalen : Armand de Richelieus levnad , 1958]

Lyckades en regent dessutom […] skapa ett arbetsamt, disciplinerat och dugligt ämbetsmannastånd samt rycka upp landets näringsliv, medförde detta för hela befolkningen stora möjligheter till förkovran och välstånd. – Если пра­ви­те­лю уда­ва­лось к тому же создать тру­до­спо­соб­ное и дис­ци­пли­ни­ро­ван­ное сосло­вие тол­ко­вых чинов­ни­ков и ожи­вить хозяй­ствен­ную жизнь стра­ны, то это откры­ва­ло боль­шие воз­мож­но­сти для улуч­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния и бла­го­по­лу­чия все­го населения.

Att den gamla svenska folkskolan, som inrättades år 1842, och alla andra svenska skolformer fungerade så bra fram till för några decennier sedan berodde i första hand på lärarkåren. Lärarna upplevde sig ha en betydelsefull uppgift som inte bara handlade om att bereda sig själva en inkomst, utan även, kanske framför allt, att bidra till nationens förkovran och utveckling genom att dana ansvarskännande och dugliga unga människor. – То, что ста­рая швед­ская народ­ная шко­ла, учре­жден­ная в 1842 году, как и дру­гие швед­ские инсти­ту­ты школь­но­го обра­зо­ва­ния, так хоро­шо выпол­ня­ла свои функ­ции вплоть до послед­них деся­ти­ле­тий, было, преж­де все­го, заслу­гой учи­тель­ско­го сосло­вия. У учи­те­лей было чув­ство сво­ей высо­кой мис­сии, они рабо­та­ли не толь­ко ради зара­бот­ка, но и, может быть, в первую оче­редь, для того, что­бы спо­соб­ство­вать про­грес­су и про­све­ще­нию нации, гото­вя из моло­дых людей ответ­ствен­ных и ком­пе­тент­ных граж­дан. [один из исто­ри­че­ских экс­кур­сов из совре­мен­но­го тек­ста (2014) о госу­дар­стве все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния; отме­тим эле­мен­ты стилизации]

Det finns stipendier [для стар­ше­класс­ни­ков – Е.Р.] som är kopplade till specifika prestationer: en summa för ytterligare förkovran, eller vistelse på annan ort för vidare studier. – Суще­ству­ют сти­пен­дии для уча­щих­ся, достиг­ших опре­де­лен­ных успе­хов: посо­бия для рас­ши­ре­ния ими сво­их знаний/навыков в той или иной обла­сти или про­дол­же­ния обу­че­ния по ней в дру­гом горо­де. [из теку­щей газет­ной публицистики]

В заклю­че­ние поз­во­лю себе повто­рить, что Кар­фа­ген дол­жен быть раз­ру­шен: ска­зан­ное выше об уни­каль­ной спе­ци­фи­ке кон­цеп­та сло­ва förkovran отно­сит­ся не толь­ко к нему, но и к любо­му сло­ву. Ина­че гово­ря, No synonyms! 5) – ни внут­ри­я­зы­ко­вых, ни межъязыковых.

___________________________

1)   Этим мет­ким сло­веч­ком я обя­зан В.П. Бер­ко­ву; см. его кни­гу «Дву­языч­ная лек­си­ко­гра­фия», §20 «Экви­ва­лен­ты».

2)   Любо­пыт­но, что с этим син­так­си­сом более или менее справ­ля­ет­ся машин­ный пере­вод­чик. При­во­жу пере­вод Deepl’a, кото­рый выда­ет более при­ем­ле­мый резуль­тат, чем Google: «Если сто­и­мость иму­ще­ства на момент смер­ти пере­жив­ше­го супру­га пре­вы­ша­ет сто­и­мость на момент смер­ти пер­во­го умер­ше­го, это уве­ли­че­ние добав­ля­ет­ся к иму­ще­ству пере­жив­ше­го супру­га, если дока­за­но, что иму­ще­ство экви­ва­лент­ной сто­и­мо­сти пере­шло к пере­жив­ше­му супру­гу в резуль­та­те насле­до­ва­ния, даре­ния или заве­ща­ния, или мож­но пред­по­ло­жить, что уве­ли­че­ние иму­ще­ства свя­за­но с опла­чи­ва­е­мой рабо­той, кото­рую пере­жив­ший супруг выпол­нял после смер­ти пер­во­го умер­ше­го супру­га.»    Конеч­но, смысл здесь замет­но иска­жен, но общее впе­чат­ле­ние «гра­мот­ное». Что, впро­чем, опас­нее, чем если бы это была обыч­ная машин­ная невня­ти­ца, так как может лег­ко вве­сти в заблуж­де­ние. Но это отдель­ная тема. 

3)   По дан­ным тол­ко­во­го сло­ва­ря гла­гол förkovra, чьим про­из­вод­ным явля­ет­ся раз­би­ра­е­мое суще­стви­тель­ное, про­ис­хо­дит от ниж­не­не­мец­ко­го sik vorkoveren ’skaffa sig, förvärva’, т.е. ’при­об­ре­сти’, и имен­но это зна­че­ние при­во­дит­ся пер­вым в исто­ри­че­ском сло­ва­ре швед­ско­го язы­ка SAOB, с при­ме­ра­ми, вос­хо­дя­щи­ми к пер­вой поло­вине 16 века: (Judas) förkoffradhe sigh en åker vthaff wronghetennes löön (Дея­ния апо­сто­лов 1:18 «Иуда при­об­рел зем­лю непра­вед­ною мздою»). К это­му же пери­о­ду отно­сит­ся и ряд пере­нос­ных упо­треб­ле­ний, напри­мер таких, в кото­рых уси­ле­ние вла­сти или рас­ши­ре­ние сфе­ры вли­я­ния тоже опи­сы­ва­ет­ся этим гла­го­лом, упо­доб­ля­ясь при­ро­сту богатства.

4)   При­мер hästavelns förkovran och förbättring [из зако­но­про­ек­та, вне­сен­но­го в рикс­даг в 1933 г.] это­му, каза­лось бы, про­ти­во­ре­чит, но в дан­ном слу­чае hästaveln обо­зна­ча­ет как соб­ствен­но коне­вод­ство (к это­му зна­че­нию отно­сит­ся förbättring), так и – мето­ни­ми­че­ски – коне­во­дов, к кото­рым и отно­сит­ся förkovran: это они долж­ны совер­шен­ство­вать­ся в сво­ем деле, а не пле­мен­ные лошади.

5)   Зна­ме­ни­тый лозунг вели­ко­го аме­ри­кан­ско­го линг­ви­ста Дуай­та Болинджера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *